ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА НА НЕСТЕРОВСКОЙ ЗЕМЛЕ

Великая Отечественная война на Нестеровской земле

      С каждым годом всё дальше от нас трагические события Великой Отечественной войны, которая стала тяжёлым испытанием для жителей Нестеровского края. Это отдельная глава в его истории, каждая страница которой наполнена неутихающей болью, вечной печалью невысыхающих слез.

     С января 1942 года – по март 1943 года развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной – Ржевская битва, в пространстве Белый – Ржев – Зубцов – Сычёвка – Гжатск – Вязьма. Через маршрут Белый – Пушкари – Ивановка – Ильинское – Оленино – Ржев, шли ожесточённые бои.

     Были задействованы 22- я., 39-я., 41-я армии и 11- й кавалерийский корпус Калининского фронта.

     В ходе оборонительных операций, около 60 – ти тысяч человек, оказались в окружении (в болоте смерти). Погибли – И. А. Богданов – зам. командира 39 – ой армии, П. С. Иванов – командир 18 – ой кавалерийской дивизии 11 – го кавалерийского корпуса, А. Д. Березин – пропал без вести – зам. командира 22 – й армии. Потерпела крах 39 – я армия.

      Наводили ужас в немецких тылах партизанские отряды. Подвиг юного Серёжи Корнилова, нашёл отражение в книгах.

Немецкие войска оккупировали земли Иваньковского сельского совета дважды. Первый раз с октября 1941 по январь 1942 года, затем они были освобождены нашими войсками. Наши военные контролировали освобожденные территории по август 1942 года. После летних боев немецкие войска вновь оккупировали наши населенные пункты вплоть до  марта  1943 года.

Ожесточённые бои проходили  по дороге Ржев-Оленино-Белый-Ивановка.  

К началу лета 1942 года немцы оккупировали города Белый, Вязьму, Ржев. Большой лесной массив между этими городами контролировали советские войска.  В этих болотистых лесах было сосредоточено до 60 тысяч войск, которые получали подкрепление через станцию Нелидово. Эти части Калининского фронта доставляли много беспокойства фашистским захватчикам. 

 Планируя летнюю операцию, немцы поставили цель - ликвидировать занятый советскими войсками выступ, окружить и уничтожить их.  Этой операции немецко-фашистские захватчики дали кодовое название «Зейдлиц» (2-23 июля).   

Главной целью операции был разгром 39-й  армии. Операция «Зейдлиц»  началась 2 июля. Противник нанес удар по самой узкой части лесного массива, занятого нашими войсками севернее города Белого. В итоге, после ожесточенных боев немцам удалось окружить наши войска. Более трёх недель продолжалась мужественная борьба воинов 39-ой армии под командованием генерал – лейтенанта И.И. Масленникова, 11-го кавалерийского корпуса под командованием полковника С.В. Соколова.

5 июля немцы ввели свежие танковые силы и начали наступление к северу от города Белого  и дошли до деревни Нестерово.  В районе деревни Пушкари встретились части 1-ой и 2-ой танковых дивизий, тем самым «коридор», по которому шло подкрепление, был закрыт. Советские войска предприняли попытку вырваться из окружения.  Одним из сложных направлений прорыва был рубеж дорога Белый – Нестерово, преодолев который необходимо было пройти зыбкое болото и вырваться к своим. Дорогу Белый-Нестерово немецкие войска постоянно обстреливали.

В те дни деревня Нестерово стала ареной жарких сражений и несколько раз, в ходе упорных боев, переходила из рук в руки.

Из книги Игоря Монахова «Память ищет приюта»:

«По левую сторону большака гитлеровцы на высоких местах устроили опорные пункты с круговой обороной и насыщенной системой огня.  Один из таких пунктов находился неподалеку от деревни Пушкари на гражданском кладбище. С этого холма они прекрасно видят наше передвижение на Нестерово.  В этом месте многие пытались пробиться из окружения… но дорогую цену придется заплатить за это…  По большаку постоянно курсируют танки и пешие патрули. Самолеты бомбят постоянно все лесные массивы…  Выяснилось, что перед мостиком на Нестерово танкового заслона нет и в километре от него удалось организовать прорыв… фашисты открыли с флангов пулеметный и минометный огонь. Первый и второй батальоны сдерживали натиск фашистов. Нестерово, в течение трех суток переходила из рук в руки».

 К 7 июля немецкие войска разгадали замысел советских войск - вырваться из окружения в районе Нестерова. 8-9 июля, немцы перебросили дополнительные силы с других участков фронта для укрепления дороги Пушкари-Нестерово.

Из книги Игоря Монахова «Память ищет приюта»:

«9 июля.  Наше положение очень тяжелое… Сегодня с утра тихо.  Так тихо, что можно подумать , что нет войны. Мирно спят бойцы. Они давно не отдыхали, а если и случалось, то урывками, минутами. Сегодня будем пытаться выйти на Льбу. Пока все попытки оказались безуспешными… Правее, в районе деревни Ивановка гудит бой».

  В районе деревни Тагоща немцы разбомбили медсанбат 17-ой гвардейской стрелковой дивизии.

13 июля вермахт сообщил об уничтожении нескольких стрелковых и кавалерийских дивизий при выходе из окружения, в ходе операции «Зейдлиц». Между тем, 22-ая и 41-ая армии продолжали бои за выход из окружения.

По-прежнему в районе Нестерово-Клевцово прорывались небольшие группы наших солдат.  Руководство было возложено на Богданова.

20 июля проводится разведка бом на участке Крапивня-Ивановка. Выход из окружения назначен на 21 июля на участке Мята - Ивановка в сторону Ильинского.  Бой шёл очень жестокий в глубине противника в 1,5-2 км от линии фронта. Уже через 2-3 часа из окружения прорвались первые 3-5 тысяч человек. Немцы открыли сильный артиллерийский огонь из Пустошки, Замошья и Мяты.  Наша артиллерия открыла огонь по батареи противника, в 2 часа ночи, указанные населенные пункты горели. К 4 часам утра из окружения прорвались более 10 тысяч человек.

В донесениях дивизии значится: «Выход продолжается.  О Березине данных нет.  Генерал Богданов контужен (после выхода из окружения скончался в госпитале г. Калинина). Генерал Иванов, командир 18-дивизии погиб, как утверждают немецкие источники, похоронен немцами на кладбище у хутора Мята».

В освобождении нашего Нестеровского края участвовала 357–я стрелковая дивизия.

По материалам Заболотинского школьного музея, 1970 год:

«На территории Иваньковского сельского совета с фашистскими захватчиками сражалась 357–я стрелковая дивизия, впоследствии переименованная в дивизию Ордена Суворова второй степени. Вплоть до 1942 года 357-я стрелковая дивизия удерживала большой лесисто-болотистый район в южной части Калининской области и северной части Смоленской области. После ожесточенных боев 357-ая дивизия попала в окружение, из которого выходить пришлось с большим трудом.

 5 июля, согласно приказу командующего Калининским фронтом, перед дивизией была поставлена задача: «Сдать за ночь полосу обороны 252-ой и 381-ой стрелковым дивизиям и форсированным маршем выйти в район деревень Крапивня, Ивановка, Башиловка ( в 16 км северо-восточнее от г. Белого)». Дивизия должна была вступить в распоряжение командира 22-ой армии. Утром 6 июля деревни Крапивня, Ивановка были захвачены танковыми войсками противника. Для отражения атаки использовали противотанковые орудия. Пехоту увели в лес. В лесу встретили заместителя командующего  22–ой армии генерала Березина А.Д.  Александр Дмитриевич  Березин сообщил, что сильная танковая группировка противника ворвалась в расположение 39-ой армии, и поэтому пути на север, запад, северо-запад отрезаны. Предположительно можно прорываться лесами и болотами между деревнями Пушкари и Нестерово. Командир 357-ой стрелковой дивизии Кроник А.Л., решил пройти на север в район  д. Малиновка и  для прорыва организовать  разведку боем. К полуночи части дивизии сосредоточились в районе д. Малиновка, в 21 км восточнее г. Белого. В районе д. Малиновка оказалось множество разрозненных подразделений и частей дивизий и армий.  Александр Львович Кроник, объединив их под своим командованием, организовал разведку и решил прорываться к главным силам фронта через леса и болота строго на запад.  Прорыв был намечен в ночь с 8 на 9 июля между деревнями Ивановка и Щукино (протяженностью 6 км). Решено было идти широким шагом, без стрельбы, огонь открывать только в случае огневого сопротивления противника, не задерживая движение ни на минуту. В целом рассчитывали на внезапность и быстроту прорыва. Противник будет ошеломлен, а когда опомнится, откроет огонь и бросит с флангов танки, они будут уже в глубине лесного массива. Прорвались успешно! Утром 9 июля сводные отряды вышли в район урочища Яковлево.  В полдень было доложено командующему Калининским фронтом генерал-полковнику Коневу, что на передовом наблюдательном пункте у поселка Льба выведено из окружения свыше –3-х тысяч бойцов и командиров, весь штаб дивизии с боевым знаменем и оперативными делами».

В середине лета 1942 года немцы предприняли новое наступление, чтобы закрыть Бельское полукольцо. К этому времени 17-я дивизия (ранее 119 – стрелковая) носила звание гвардейской. Оно было торжественно присвоено 17 марта по приказу главнокомандующего за боевые успехи в разгроме немецко-фашистских захватчиков и в д. Корчежино вручено гвардейское знамя.

 Гвардейцы участвовали в освобождении нашей местности. Но после нового наступления немцев им пришлось отступить.

По материалам Заболотинского школьного музея, 1970 год:

«Перед дивизией была поставлена задача, перекрыть дорогу Белый-Оленино.  Большие бои велись по дороге из Белого в Ивановку у деревни Пушкари.  4 батареи 26 артиллерийского полка сражались против 20 немецких танков. 4 танка было сожжено, 8 подбито, но силы были не равны, пришлось отступать. Отход проходил лесами, болотами в район деревень Крапивня, Ивановка. После 2-х часовой разведки, оборвав немецкую связь, вышли к своим».

В сентябре 1942 года воины 17-й и 93-й стрелковых дивизий вели упорные бои с фашистами в районе д. Пушкари.

В одном из танковых батальонов, участвующих в этих боях, сражался брат Зои Космодемьянской – Александр.

В сражении у д. Пушкари отличилось  подразделение 93-й дивизии, которым командовал Валерий Патрин. Поднявшись в атаку за командиром и захватив пушку противника, бойцы подразделения открыли огонь по врагу. Сам Патрин пал в этом бою смертью героя.

Храбро сражались и артиллеристы 17-й гвардейской стрелковой дивизии. После того, как орудийный расчет под командованием  Смацнер вышел из строя, сержант-наводчик Залесов, оставшийся в живых, один продолжал вести схватку с врагом. Метким огнем он поджег несколько фашистских танков, а когда было разбито его орудие, чудом уцелевший боец, занял место у другого орудия и снова вступил в неравный бой.

Семь танков противника уничтожил в боях за Пушкари Герой Советского Союза артиллерист К.М.Бобошка.

В освобождении Иваньковского сельского совета принимали участие бойцы 155-ой Станиславской красногвардейской дивизии.

Утром 5 марта 1943 года дивизия прорвала оборону противника на участке Бобоедовка  Оленинского района и вскоре заняла населенные пункты Мята, Ивановка, Крапивня, Зуи.

Прошли десятилетия, но помнят и не могут забыть нестеровцы ту войну.  Не может ее забыть и природа. Ушли из жизни участники войны, а земля, перекопанная вдоль и поперек солдатскими руками, все еще напоминает потомкам обо все уничтожающем смерче, пронесшемся над нашей страной.

Здесь шли ожесточенные бои, гудели танки, падали и взрывались подбитые самолеты, гибли солдаты- защитники нашей Родины. Они были из разных уголков бывшего СССР, возможно, эти люди до войны даже не знали о существования  Нестеровского края.  Многие из них так и не вернулись в родные края, а остались, навеки, лежать в нашей земле.

Но о них не забыли. О погибших напоминают солдатские обелиски и братские захоронения.

      И наш долг, долг потомков тех, кто воевал и смотрел смерти в лицо –  помнить. Помнить и передать последующим поколениям память о подвиге, мужестве, любви к своему Отечеству.

 

Продолжение следует в следующей статье

 

Илларионова С.А.,

библиотекарь

Нестеровской

библиотеки-филиала

 

 

                                                             

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Июль 2022