ШУМЕЛ, ГОРЕЛ ПОЖАР В СТАРИННОМ БЕЛОМ

                     Шумел, горел пожар в старинном Белом

Огонь. Человек научился добывать его и управлять им.

Шли века и тысячелетия, люди постепенно превратили огонь в мощную, созидательную силу, но одновременно велико было его разрушительное воздействие: в пламени погибали люди, сгорали жилища, посевы, скот и другие материальные ценности. Часто огонь из доброго слуги превращался в сурового судью беспечности людей. Не случайно пожары стоят в ряду таких национальных бедствий как землетрясения, наводнения, ураганы. До сих пор в народе жива, и, вероятно, еще долго будет жить поговорка «Пожар страшнее вора». Вор хоть что-то оставляет, пожар все забирает.

Пожары на Руси издревле были одним из самых тяжких народных бедствий. Летописные источники повествуют о страшных пожарах, буквально опустошавших города и селения. Не обошло стороной это бедствие и наш город Белый.

Главной причиной того, что горел город много и часто, был материал, из которого наши предки ставили свои дома. Делали они это совершенно сознательно – дерево было рядом, дешево, а также считалось (и не без оснований), что в деревянных домах жить намного лучше и здоровее. 

Деревянная застройка Белого в середине XVIII века состояла из крытых соломой изб с волоковыми окнами. В глубине двора находились овины и кузнецы. Большие участки были отведены под огороды и сады.

В 1748 и 1762 гг. в Белом произошли сильные пожары, уничтожившие значительную часть городской  застройки, в т.ч. и деревянные церкви.

Регулярный план города был подготовлен ещё до административной реформы 1775 года,  в числе  первых среди провинциальных городов России. Поводом для его составления стали сильные пожары 1766 - 1767 гг., уничтожившие почти всю застройку города. Однако и позднее случались пожары.

Так страшная катастрофа случилась в Белом 5 апреля 1886 года. В шестнадцать часов дня загорелся дом в центре города, принадлежавший пожилым сёстрам Швенк. Незадолго до того, как уйти в храм к всенощной, они поставили в сенях самовар с большой трубой. От искры из самоварной трубы начал тлеть потолок. Наскоро попив чай, ничего не заметив, старушки ушли в церковь, а домик заперли на замок.

А в это время ветер усилился. На крыше дома Швенк показался огонь. Ударили в набат, но многие жители приняли его за звон колоколов к всенощной и спокойно продолжили заниматься своими делами, в том числе молиться в храме. Но удары набата усиливались, раздались возгласы «Пожар!».  Народ бросился к выходу из храма, начал расходиться по домам.

 Пожар быстро распространялся. Загорелись смежные с домом Швенк дома мещанина Григория Татарского и часовщика Берки Нерославского. И вот уже улица полыхает в огне вплоть до здания Благородного собрания. Сильнейший ветер перебрасывал огонь через улицу, а затем через целые кварталы. Загорелся большой двухэтажный деревянный дом начальника воинского управления, затем здание городского училища, находившееся на другой стороне Большой Смоленской улицы, а потом дом купца Н.А. Жегунова на Малой Смоленской улице дом М.И. Зимицкой на Вяземской.

 За 15 минут огненное пламя распространилось на четверть версты. По направлению ветра оно перекидывалось на новые места: с улицы Вяземской пожар перешёл на прилегающие к ней переулки, затем на улицы Пузырёвскую, Ширяева и Шеркова.

Добрая треть города представляла собой море огня. Спасать что-либо из имущества не было никакой возможности. Застигнутые врасплох жители едва успевали спасаться сами. Люди бежали за город, в гумна, но и здесь не было спасения. Не всем удалось выбраться из этого ада. Так в одном из переулков, прилегающих к вяземской площади, женщина, спасая свою подушку, обессилев, упала лицом в грязную канаву и задохнулась. Другая, нищенка, торопилась забрать свои деньги, спрятанные где-то под горевшими казармами, но задохнулась от дыма, упала и обуглилась.

Благодаря энергичным действиям К.П. Энгельгардта была спасена правая сторона Кривой улицы. Усилиями П.Д. Грабленова, который пригласил около 40 своих крестьян, нанятых для сплава леса в Ригу, были спасены другие дома на Вяземской, Ширяевой и Шерковой улицах.

К 7 часа вечера все охваченные огнём дома догорели, но пожарище ещё долгое время дымилось, распространяя вокруг тяжёлый, удушливый смрад. Всюду стоял стон и плач. Погорельцы разместились на ночлег под открытым небом за чертой города. И только на другой день, в воскресенье, более счастливые нашли временный приют во второй части города. Но не все жители Белого были готовы оказать помощь пострадавшим. Нашлись и те, кто гнал несчастных из занятых ими бань и сараев.

Небогатое мещанство осталось без средств существования. Многие зажиточные купцы в несколько минут сделались нищими. Сгорело 189 домов. Из них 34 принадлежало казне, общественным учреждениям и состоятельным жителям; 41 – мелким торговцам, а остальные 114 – ремесленникам и служащим. 155 семей лишились крова и имущества, в том числе 342 человека взрослого населения и 227 детей и нетрудоспособных лиц.

Общий убыток составил примерно 300 тысяч рублей. Городское и духовное училища лишились помещений. Значительная часть сгоревшего имущества не была нигде не застрахована. Поэтому Смоленский Городской Голова А.П. Энгельгардт обратился в газету «Смоленский вестник» с просьбой оказать пожертвования в помощь пострадавшим от пожара в уездном Белом.

Широкое каменное строительство в городе развернулось во второй половине XIX - начале XX в.в.. Значительную роль в его облике стали играть довольно крупные двухэтажные  общественные и жилые дома.

Т.Чистякова, директор межпоселенческой центральной библиотеки, краевед

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Декабрь 2021