"ПОМНИТЬ - ТЯЖЕЛО, ЗАБЫТЬ - СТРАШНО": ЖИЗНЬ И СУДЬБА БОГДАНОВОЙ ЛИДИИ ВАРФОЛОМЕЕВНЫ

«Помнить – тяжело, забыть – страшно»: жизнь и судьба Богдановой Лидии Варфоломеевны

(из истории Нестеровского края)

Память, память,

Ты порой тревожно

Бьёшь по нервам, бешено скользя,

Позабыть такое невозможно,

Потому что забывать нельзя.

Нонна Гросс

 

       Память о войне не стирается и не тускнеет с годами. Люди, пережившие войну, помнят  бомбежки и пожары,  голод и издевательства.

 Но самые страшные воспоминания о военном лихолетье хранят люди, чья молодость прошла в фашистских лагерях.

В 2022 году исполняется 80 лет (1942-2022гг) с начала массового угона советских граждан в немецкое рабство.

Об этих людях мало говорят, но их судьбы заслуживают внимания. Не по своей воле оказавшиеся на чужбине, они порой до конца своих дней стыдились потерянной в Германии молодости и скрывали от детей и внуков этот факт биографии.

      Сегодня я хочу рассказать о судьбе жительницы нашего Нестеровского края Богдановой Лидии Варфоломеевны, бывшей узнице трудового лагеря города  Вупперталь (Германия), в котором она находилась с 1942 по 1945 г.г.

Богданова Лидия Варфоломеевна

Лидия Варфоломеевна Богданова, в девичестве Соймонова, родилась 27 июля 1923 года в деревне Ивановка Бельского района.  Здесь Лида жила со своими родителями отцом Варфоломеем Захаровичем и матерью Дарьей Федоровной.

Соймонова Дарья Федоровна (мать Лидии)

В семье кроме Лидии были еще три сестры  - Татьяна и Мария и старшая сестра Анна.

В 5 км от деревни Ивановка располагалась деревня Михеево. В Михеевской школе Лидия окончила 7 классов. Когда началась война, ей было 17 лет.

Молодая девушка помогала фронту. Вместе с односельчанами копала окопы, рыла противотанковые рвы, носила бревна для настила дорог.

Ожесточенные бои в районе деревни Ивановка велись в 1942 – 1943 гг. вынудили семью Лидии Варфоломеевны  покинуть родные места и поселиться в деревне Руево (Верховское поселение).

 

Весной 1942 года началась массовая отправка людей в Германию. Сначала немцы не собирались в большом количестве привлекать рабочую силу с оккупированных советских территорий — опасались, что присутствие граждан СССР в Третьем рейхе окажет разлагающее идеологическое воздействие на его жителей. Но после провала блицкрига 1941 года остро возник дефицит рабочих рук.

Почти все мужское население было на войне, поэтому основное бремя легло на подростков, женщин и детей. Увозили на работу не просто целые семьи, а целые села и деревни.

Обратимся к материалам сайта «Мемориал»:

«В документах Нюрнбергских процессов говорится о почти пяти миллионах гражданских лиц, угнанных в Германию. На принудительные работы в Германию из СССР угонялось более 8-10 тысяч человек в сутки.

Все, кого привезли из СССР, носили специальную нашивку с надписью ost

(в переводе «восток»), именно поэтому их прозвали остарбайтерами,
(от нем. Ostarbeiter) —«восточные работники.

 Советская власть обозначала этих людей термином «репатрианты», сами себя они часто называли «остовцами» и «остовками».

В основном это была молодежь 16-18 лет.

Больше всего фашисты вывезли людей с Украины — в Германию угнали около 2,2 миллиона человек. Но страшнее всего ситуация была в Белоруссии, откуда в 1943-1944 годах в ходе борьбы с партизанами немцы угоняли население целыми деревнями.

 

В Германии работали не только наши соотечественники. Немцы привлекали к принудительному труду французов, скандинавов, итальянцев, чехов и поляков. У всех был разный статус и разная степень принуждения. Граждане СССР находились в самом ущемленном положении. Но и среди них имелось свое разделение. Отношение немцев к прибалтам и западным украинцам было заметно лучшим, чем к остальным украинцам, белорусам и русским. Под конец войны фашисты пытались между ними посеять вражду, но особых успехов в этом не добились.

Лидии Соймоновой было всего 18 лет, когда она попала в трудовой лагерь города Вупперталь.

Из воспоминаний дочери Богдановой Лидии Варфоломеевны – Людмилы:

«Весна 1942 года. Всех молодых девушек от 16 до 18 лет староста собрал около комендатуры в деревне Сметанино (Верховское поселение).

 Их, молодых девчонок отправляют в Германию...

 Утро. Мороз. Народ топчется перед комендатурой. На порог выходит немецкий офицер. " Стройтесь в шеренгу на перекличку, "- за спинами раздаются голоса полицаев. Перекличка. Всех выстраивают в колонну. Колонна быстрым шагом направляется на станцию Ярцево Смоленской области. Все как в тумане. Изнурительная ходьба, окрики, погрузка в товарные вагоны, в которых были ужасные условия (раньше в них перевозили скот).

 Впереди чужая страна, чужие люди. Длинная дорога в поезде в неизвестность, длиною около месяца с частыми остановками.

Никто из угнанных не знал, что будет с ними дальше, увидят ли они когда-нибудь своих родных и Родину.
 И вот прибытие в незнакомый немецкий город Вупперталь  (Германия)...»

На северо-западе Германии, на территории Северный Рейн — Вестфалия в 50 километрах от Кёльна, расположился город Вупперталь.

Вупперталь – крупный город, раскинувшийся на холмистых берегах реки Вуппер. За уникальную природу, представленную красивой альпийской растительностью, его нередко называют Зеленым городом, а за многоуровневые улицы с сильным уклоном – немецким Сан-Франциско.

Город возник в 1929 году путем объединения 3 крупнейших населенных пунктов – Брилля, Бармена и Эльберфельда.

Во время второй мировой войны, на территорию Вупперталь англо-американские бомбардировщики сбросили огромное количество бомб.  Тут же находился концентрационный лагерь. Это не был лагерь смерти (по понятиям фашистов). Люди, которых сюда согнали, использовались как рабочая сила. Поэтому лагерь Вупперталь был не самым страшным среди других лагерей.

По прибытии в Германию, на разделительные пункты съезжались хозяева, которые выбирали себе работников. Одних отправляли на заводы или в шахты, других - батраками к сельским бауэрам, третьих — в домашнюю прислугу. Отбор зависел от физического состояния, уровня образования и квалификации.

Людям смотрели в зубы, щупали их мускулы, потом фотографировали с порядковым номером на одежде.

Наши сограждане, угнанные в Германию, были обязаны носить специальный нагрудный знак со словом «OST».

Это был небольшой матерчатый прямоугольник с белыми буквами на синем фоне, наглядно свидетельствующий об унизительном и бесправном статусе этих людей. Отказ от ношения знака был чреват штрафом или карцером.

 В воспоминаниях Лидии Варфоломеевны момент этого «перехода в рабство», когда их отбирали, словно скот на ярмарке, запомнился на всю жизнь:

«Приехав в незнакомый немецкий город, всех нас повели на медосмотр и в баню, обработали химикатами, допросили и распределили по разным местам каторжных работ».

Выросшая в деревне, приученная к крестьянскому труду она показалась своему хозяину самой выносливой. Лидия Варфоломеевна была определена работать в каменоломню, киркой отбивала камни. Работа была очень тяжелая, непосильная для молодой девушки. Отдыхать не давали, за малейшую провинность следовало наказание (не раз от надсмотрщика получала нагайкой).

В рабочих лагерях и бараках проходило почти всё время жизни остарбайтера в Германии.

Рабочие бараки остарбайтеров в Германии.

 

Обратимся к материалам «Мемориала»:

«Правила жизни «рабочей силы с бывших советских территорий» в Германии были определены «Общими установлениями» (20.02.1942): «Для отделения рабочей силы с бывших советских территорий от немецкого населения она должна содержаться в закрытых барачных лагерях, обнесённых соответствующими этой задаче ограждениями.

По возможности ограждения должны быть снабжены колючей проволокой.  Места пребывания должны запираться на ключ и быть под наблюдением».

Из «Общих установлений»: «Рабочая сила с бывших советских территорий может тратить время в основном для осуществления порученной им на предприятиях работы. Свободное время проводится в пределах лагеря».

Это свободное время тратилось на гигиенические процедуры.

«Трудовой лагерь г.Вупперталя - это был типичный лагерь с бараком, обнесенный колючей проволокой. За соблюдением лагерного режима следили старосты, назначенные администрацией. Чаще это были поляки и западные украинцы, но встречались и русские.

 Мало кто из «остовцев» мог вспомнить их добрым словом»  (из воспоминаний Л. Соймоновой).

Главный маршрут Лидии Соймоновой был  от барака на предприятие и обратно.

Из воспоминаний невестки Богдановой Лидии Варфоломеевны – Надежды:

«Трудовой лагерь хоть был и жутковатым, но домом для «остовцев». Здесь они жили, отсюда ходили на работу, здесь справляли праздники, находили возлюбленных.

Самый ужасный момент  в воспоминаниях Лидии Варфоломеевны - это постоянный голод.  По утрам давали кашу и кусочек хлеба, наполовину состоящий из опилок. Обед состоял из маленького кусочка хлеба и похлебки.

Лидия Варфоломеевна, вспоминая о питании узников, всегда плакала.

Узники не смели ни смеяться, ни громко говорить, чтобы не обращать на себя внимание; за это можно было легко получить плеткой от надзирательницы.

Невыносимы были вечера в бараках: кормили плохо, было холодно и сыро.  Лидия Варфоломеевна имела хороший голос, вместе с девчонками-хохлушками они долгими вечерами пели любимые песни, которые напоминали о родном доме. Это было их единственной радостью.

 

Я в плену в краю чужом, далеком!

Дни идут печальной чередой.

Далеко отсюда на востоке

Милый край и отчий дом родной».

Остарбайтеры, попавшие на работу в один лагерь, часто становились друзьями и оставляли друг другу фотографии на память.

Германия, 10 сентября 1944 г.

(подруги Лидии Соймоновой)

 У Лидии Соймоновой близкой подругой была Лидия Арайс.


Лидия Арайс, 1 октября 1944 года г.Вупперталь

В октябре 1944 года было создано Управление уполномоченного Совета народных комиссаров СССР по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран. Оно занималось возвращением на родину миллионов советских граждан, вывезенных во время немецкой оккупации на принудительные работы в Третий рейх.

Весной 1945г. наступавшие войска союзников постепенно освобождали последние концентрационные и трудовые лагеря в Германии. 

Лидия Соймонова была освобождена в 1945 году  англо-американскими войсками и переправлена на советскую сторону.

Из воспоминаний невестки Богдановой Лидии Варфоломеевны – Надежды:

«Несколько дней в городе царило полное безвластие. Были открыты все магазины. Лидия Варфоломеевна вместе с подружками в магазине «Одежда» примерила несколько платьев, да так в них и ушла. По счастливой случайности она их привезла домой на Родину. По очереди, в немецких платьях многие ее знакомые ходили на танцы в д.Шлейно.

Лидия Соймонова, 1945 год

( в одном из платьев из немецкого магазина)

 

Обратимся к материалам сайта «Мемориал»:

«Из 5 млн. угнанных советских граждан и почти 2 млн. военнопленных домой возвратились не все. По разным данным от 250 до 450 тысяч человек остались жить за границей, около 2 млн. человек погибли.

Вопрос о принудительных работниках как жертвах войны подняли в Бундестаге в начале 1990-х. Люди, которые вернулись домой, решились открыто рассказать о своем прошлом.

Германия в 90-е годы выплачивала бывшим острабайтерам компенсации».

Для Лидии Варфоломеевны принудительный труд в Третьем рейхе не стал для нее клеймом на всю оставшуюся жизнь. Но долгие годы она скрывала, что во время войны была угнана в Германию, и держала эту боль внутри себя.
В 1945 году Соймонова Лидия Варфоломеевна вернулась в родную Ивановку, а там разруха и нищета. Жить было негде, остались одни немецкие землянки и три полуразрушенных дома. Варфоломей Захарович отремонтировал  в одном из домов окно, и в этом доме они долго жили.

После возвращения в СССР Лидия Варфоломеевна Богданова работала на заготовке леса. Вышла замуж в 1954 году. С мужем Николаем Филипповичем родили и воспитали двоих детей Людмилу и Вячеслава.  

Дети, Вячеслав и Людмила Богдановы

В начале 90 –х семья Богдановых переехали в д. Нестерово.

Умерла Богданова Лидия Варфоломеевна 30 апреля 2012 года.

Похоронена на гражданском кладбище в д.Нестерово.

Из воспоминаний внучки Богдановой Лидии Варфоломеевны – Марины:

«Нам сейчас сложно представить, что чувствовала бабушка, работая на врага, когда её односельчане проливали на фронте кровь, освобождая свою землю от фашистов. Она всегда испытывала от  этого сильнейший комплекс вины.

Вернувшись на Родину, это чувство преследовало её всю жизнь. Она очень мало рассказывала о своем прошлом, но всегда говорила: «Я все годы пребывания в немецкой неволе молилась день и ночь за Победу России над Германией и просила Бога и всех святых не сойти с ума, все пережить и вернуться домой к своим. И Господь меня услышал — дал мне силы выжить и вернуться в свою родную деревню Ивановку к родным».

 Она всегда нам говорила – «ТОЛЬКО Б НЕ БЫЛО ВОЙНЫ!»».                                           

Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в судьбе Богдановой Лидии Варфоломеевны.  История ее судьбы непрерывной нитью вплетается в историю, трагедии и победы нашей страны.

Богданова Лидия Варфоломеевна в годы своей молодости стала жертвой страшного преступления: во время войны она была угнана из родного дома в рабство, ее заставили выполнять принудительную работу. Ее непростая судьба, ее испытания не должны кануть в лету.

Тема войны сегодня в мире более, чем актуальна.  Поэтому мы не должны забывать воспоминания очевидцев, которым пришлось пройти через кровавое месиво унижающего уничтожения человечества.

Мы обязаны помнить!

 

Илларионова С.А.,

библиотекарь

Нестеровской библиотеки-филиала

 

 

 

 

 

 

 

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Июнь 2022