ЛИСТАЯ ПОЖЕЛТЕВШИЕ СТРАНИЦЫ

ЛИСТАЯ   ПОЖЕЛТЕВШИЕ   СТРАНИЦЫ

Недавно мне посчастливилось подержать в руках и прочитать, сохранившиеся номера  газеты «Бельская комунна» за 1943-44 года. Невозможно описать те чувства, которые испытываешь, листая  пожелтевшие странички, «впитавшие» в себя атмосферу того времени.  

Среди публикаций выделяются  письма, переданные в редакцию  жителями района, с описанием пережитого в  оккупацию. Ценность их в том, что они писались  в период той страшной действительности, которая  их окружала. Вот почему мы воспринимаем их не как потускневшие со временем воспоминания, а как  яркие свидетельства очевидцев, передающие нам  весь драматизм и жестокость немецкого «нового порядка».

      Вот одно из них. Его автор  А. Я. Иванов через месяц после возвращения из немецкого плена в октябре 1943 года пишет: «В марте месяце 1942 года, когда наша доблестная Красная Армия вышибла из пределов Бельского района немецких людоедов - эти немецкие звери в зеленых мундирах торопились сделать свои гнусные дела – угнать мирных жителей к себе на каторгу и уничтожить все имущественные ценности.

      Они на отдельные сборные пункты собирали гражданское население из всего района и, после сего, в опустевших деревнях факельщики ходили поджигать дом за домом. Все население, собранное для отправки в рабство, погнали под усиленным конвоем по Вяземскому большаку, направление к автомагистрали Москва-Минск.

      Когда нас пригнали к этой замечательной дороге, здесь уже были собраны тысячи людей из районов Смоленской и Калининской областей.

На магистрали нас выстроили в колонны, расставив с обеих сторон на 5-10 метров вооруженный конвой полицейских, позади колонны шла группа гитлеровских головорезов с собаками овчарками  и резиновыми дубинками, без разрешения которых никто не мог пошевелиться, поправить вещи или увернуть детей, которых женщины несли перед собой на руках и за плечами.

      Нас гнали днями без отдыха и только вечером на сумерках подгоняли к какому либо сараю и в зимних условиях предоставляли здесь ночлег для 2000-3000 человек. Кто посильней, тот  забирался в сарай, а большинство людей оставались ночевать на снегу, сбившись вокруг сарая. Среди нас много было женщин с грудными детьми, подростки, старики и старухи, которые после такого ночлега в большом количестве засыпали навечно.

      На утро готовили завтрак: в 3-х старых бочках подогревалась вода, в нее всыпали 3-4 килограмма ржаной муки и завтрак был готов на 2-3 тысячи человек. Потом людей выстраивали в очередь на расстоянии с километр за получением «пищи».

      Боясь умереть голодной смертью, люди, торопясь получить «приготовленную пищу», выжимали друг друга из очереди и тех людей, которые силой были вытиснуты из очереди, полиция избивала и лишала «завтрака».

      Около двух недель длился наш путь пока нас загнали за Смоленск – в Краснинский район. Здесь случилась еще большая беда: люди в массовом количестве заболевали тифом. В день умирало до сотни человек. В связи с этим, гитлеровцы взялись «наводить порядок». Мужчин и женщин, которые могли быть использованы на физических работах, отбирали и отправляли в лагеря для работы на оборонительных рубежах. У женщин-матерей отбирали малолетних детей, чтобы последних использовать на работе и увозили неизвестно куда.

      Всех престарелых и слабосильных направляли по деревням и там заставляли работать на сельскохозяйственных работах, питание доставали у местных жителей, которые по возможности выделяли нам кое-что из продуктов для поддерживания жизни. В таких условиях нам пришлось жить 18 месяцев, т.е. с марта месяца 1942 года по сентябрь 1943 года, пока наша доблестная Красная армия освободила нас из немецкого ига.

      Человек, которому пришлось пожить в условиях «нового порядка», который гитлеровцы строят в оккупированных районах, вечно будет помнить эту страшную картину, уничтожающую все, что называется жизнью.»[1]

      Второе письмо написано жительницей д. Будино, описавшей  события зимы 1942 года в  рядом лежащих, деревнях:  «…утром 29 января 1942 года как раз, когда мы завтракали, заходят в наш дом три немецких бандита. Поболтав по своему, не понятное для нас, один из них говорит моему отцу: «Русь! Иди за нами!». Отец стал одеваться, но не успел одеться, как другой проклятый фашистский бандит толкнул отца в грудь так, что он упал, а потом, в присутствии всех нас, тремя выстрелами в голову убил его.

      В это же время другие фашистские бандиты собрали всех мужчин двух деревень Турово и Морозово, выстроили и погнали их перед собой, не давая никому даже разговаривать с ними.

Только за один вопрос, - куда вы их поведете? – здесь же на улице была застрелена 57-летняя Власенкова Елизавета. После убийства Власенковой Е., один из фашистских извергов сказал: «Мы берем мужчин закопать убитых немцев, после они будут спать дома». А потом тот же бандит скомандовал всем стоящим «руки вверх» и дал один выстрел вверх со словами: «Ну, Русь, вам капут».

Когда убили 17 жителей двух деревень, немцы принялись снимать с убитых теплую одежду. Колхозник Ершов Сергей был тяжело ранен и лежал в снегу. Немцы, по-видимому, считали, что он убит, сняли с него одежду.

Когда немцы ушли, придя в себя, С.Ершов босой, раздетый наголо фашистскими палачами  приполз в деревню Сверкуны и спрятался в бане, потому что дальше бежать было невозможно: немцы выставили везде охрану и заявили населению, что если увидят хоть одного мужчину, будут расстреливать всех, а деревни жечь….»[2]

Еще одно письмо написано 72-х летним  А. Косаревым, чудом выжившим после расстрела. Пережитое он описал так:  «… В январе месяце 1943 года, когда фашисты почувствовали свое бессилие сопротивляться Красной Армии, чтобы удержаться на Смоленщине, они стали проявлять еще большую дикость в расправе с гражданским населением оккупированной территории. В нашей деревне фашистские орды обшарили все дома, забирали все, что им нравилось из личного имущества колхозников, а потом собрали всех мужчин – стариков и подростков в количестве девяти человек и под конвоем двенадцати автоматчиков погнали ко рву.

Возле рва немецкие варвары залпом из двенадцати автоматов стали стрелять по безоружным людям. Вместе с восемью убитыми я упал в ров, вражескими пулями мне выбило глаз и ранило в плечо, я был без памяти, но через некоторое время пришел в чувство, стал подниматься и здесь передо мной лежали мертвыми восемь наших мужчин. Я, напрягая последние силы, стал добираться до дома, но здесь я тоже не мог найти помощи и покоя. В это время гитлеровские бандиты уже ходили с факелами по деревне и жгли дома колхозников, выгнав всех людей на улицу в зимние морозы, забрали весь скот. Они сожгли 52 дома и уничтожили почти все имущество колхозников – таковы факты «подвигов» бандитов».[3]

         С особым трепетом и болью  читаешь опубликованные в газете акты ущерба. За полтора года немецкой оккупации наш город почти полностью превратился в развалины. С особым ожесточением фашисты разрушали школы, больницы и культурно-просветительные учреждения района. Ими полностью были разрушены: 9 средних, 15 неполных средних, 58 начальных школ, педагогическое и физкультурное училища, школа тракторных механиков, городская библиотека, две сельские больницы, родильный дом, восемь медпунктов в сельской местности, дом культуры, гостиница и другие учреждения. Из промышленных предприятий: три льнозавода, маслозавод, райпромкомбинат и пищекомбинат. Разграбили и уничтожили ценности сорока магазинов в городе и на селе,  что составило 9.240.190 руб. убытка. Только  жилищно-коммунальному хозяйству района был нанесен ущерб в 50.373.000 рублей.

Непоправимый  ущерб гитлеровцы нанесли сельскому хозяйству. Практически  полностью было уничтожено имущество колхозов в Иваньковском, Демяховском, Медведевском, Будинском и Пригородном сельских советах. Эти убытки составили более 126.844.919 рублей.

«Новые хозяева» угнали около 3000 лошадей, разрушили 676 ульев пчел, уничтожили более 4000 голов крупнорогатого скота, более 10.000 голов птиц и большое количество мелкого скота.

Полностью были разрушены постройки и сооружения Бельской МТС и совхоза «Шамилово». На селе были сожжены  5913 жилых домов, в результате чего остались без крова  15000 человек.

 Фашисты расстреляли более 300 человек мирных жителей, замучили голодной смертью и разными пытками 574 человека, угнали в лагеря более 6000 человек.

Это далеко не полный перечень злодеяний, разрушений и ущерба, причиненных гитлеровцами нашему району.

Все статистические данные, указанные выше, составлены мной из информации, напечатанной в «Бельской комунне» за 1943-1944 годы. Эти цифры показывают не только величину ущерба, но и объем строительно-восстановительных работ после оккупации.

На второй день после освобождения района – 12 марта 1943 года в городе состоялось совещание партийного и советского актива, на котором была принята программа по восстановлению разрушенного хозяйства.

По отчету председателя Бельского райплана Г. Жигунова к первой годовщине освобождения района, то есть к 10 марта 1944 года, в городе были полностью построены и восстановлены  113 жилых  квартир, здание райпромкомбината, РК ВКП (б), райисполкома, НКГБ, НКВД, бани и гостиницы.  Восстановлены постройки Бельской МТС, здания 43-х  школ, в которых осенью 1944 года обучались 3860 детей. С ноября 1944 года возобновил работу  Бельский техникум механизации сельского хозяйства.

К 1 февраля 1944 года жителям района выплачено пособий и пенсий на сумму 2.473.046 руб. Семьям военнослужащих оказана единовременная денежная помощь в размере 9372 рубля. На средства, собранные трудящимися района, оплачено 13.385 руб. за детскую одежду, которая была выдана детям военнослужащих.

Кроме выплаченных пособий 20 семей в порядке помощи получили  корову. 1753 семьи, чьи мужья и дети находились на фронте, получили от государства бесплатно 7354 предмета одежды и 676 пар обуви. Им же отпущено за деньги 2174 метра мануфактуры, 243 пальто, 326 пар обуви, 4392 кг хлеба, 1196 кг крупы, 239 кг жиров и 14 ц овощей. По военному и сельскохозяйственному налогу получили льготы 3303 семьи.

На селе за один год было восстановлено 137 колхозов, построено 1500 домов для колхозников, рабочих и служащих. Обеспечили жильем 5035 человек. Почти все восстановительные работы проводили женщины, старики и подростки. Работоспособного мужского населения почти не было.

Из Горьковской области и Мордовской АССР в район  поступило  более 1600 голов крупнорогатого скота, 300 лошадей,  1200 овец, 100 свиней и 1980 кур. Государством в качестве помощи были выделены трактора и сельхозмашины.

Вновь организуемые и восстановленные колхозы требовали руководителей, умеющих правильно вести хозяйство. Часто председателями назначали женщин. Для их обучения в феврале 1944 года в Белом были организованы месячные курсы для председателей колхозов. Обучение прошли 75 человек.

Нехватка квалифицированных кадров чувствовалась и в других отраслях народного хозяйства. Газета в частности приглашала молодежь на курсы строителей. Они организовывались осенью 1943 года и готовили специалистов для восстановления разрушенного города.

Большую помощь в подъеме сельского хозяйства сыграли дети и подростки – пионеры и комсомольцы. Они  на колхозных полях  за весенне-летний период  выработали 80348 трудодней. Из учеников деревенских школ создавались комсомольско-молодежные звенья, между которыми устраивались соревнования за лучшие показатели по сбору верхушек клубней картофеля, сбору удобрений и вывозу навоза на поля. Каждому комсомольцу, юноше и девушке из несоюзной молодежи ставилось в план собрать не менее 1 ц золы, пионеру и школьнику – не менее 50 кг.

Итоги работы молодежи на колхозных полях за первые 9 месяцев после освобождения района были подведены Бельским райкомом комсомола на слете молодых передовиков  25 декабря 1943 года.

Понятно, что достижение таких показателей по восстановлению района за один год в период, когда страна еще продолжала воевать, без агитации было невозможно. Для этого в  каждом сельском совете организовывался  агитационный коллектив, состоящий,  по большей части, из учителей и комсомольцев. В их задачу входило систематически читать колхозникам сводки Информбюро, выпускать «боевые листки», устраивать социалистические соревнования и личным примером показывать, как нужно бороться за выполнение норм выработки. Итоги соревнований регулярно печатались на страницах газеты.

Еще одним из методов агитации стали письма наших земляков с фронта, напечатанные на страницах «Бельской комунны», с призывом не жалеть сил для восстановления города и района.

         Одним из таких обращений стало письмо нашего земляка Г. Карпенкова, в котором он пишет: «Дорогие товарищи, наши земляки! Я уроженец Бельского района, Демяховского сельского совета, дер. Околица, где вырос и продолжал свою трудовую деятельность. С первого дня Великой Отечественной войны я нахожусь на переднем крае фронта. С честью защищаю свою красавицу Родину. Много разорения принесли немецко-фашистские варвары  цветущим колхозам и нашему районному центру – городу Белому.

Сотни советских граждан нашего района угнаны на каторжные работы в Германию, расстреляны, повешены, сожжены. Никогда не забудем, никогда не простим, - будем беспощадно мстить за наших братьев и сестер, отцов и матерей, мужей, сыновей.

Дорогие товарищи, братья земляки! Не бойтесь трудностей, восстанавливайте наш районный центр – город Белый, превращенный в груды развалин, восстанавливайте села и сельское хозяйство.

Мы в свою очередь, доблестные бойцы нашей Красной Армии не пожалеем ни сил, ни жизни для полного и скорейшего уничтожения врага. Мы вернемся в свой район с полной победой над врагом и вместе с вами в короткий срок возродим счастливую и радостную жизнь. Г. Карпенков, полевая почта 63466 – Ж»[4]

Кроме восстановления района местное население, чем могло, помогало фронту. Кроме сдачи большей части урожая государству, они подписывались на  военные займы, то есть покупали у государства облигации. Так в мае 1944 года жители Бельского района  за два дня подписались на сумму 1.475.000 руб. и внесли наличными более 500.000 рублей. Они отдавали заработанные деньги  на помощь государству для победы над врагом. Нередкими были случаи пожертвований на военные нужды по личной инициативе. Например, 75-ти летний Александр Алексеевич Алексеев, житель Рехановского сельсовета, внес на строительство танковой колонны из своих личных сбережений 1500 рублей, за что получил приветственное письмо из Москвы следующего содержания: «Примите мой привет и благодарность Красной Армии, Александр Алексеевич, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. И. Сталин»[5]

На страницах газеты часто появлялись заметки о награждении наших земляков за мужество, проявленное в боях. Первая такая заметка была помещена 10 февраля 1944 года. В ней говорилось  о присвоении Н. Т. Курдову звания Героя Советского Союза.

О подвиге другого нашего земляка Фроле Ивановиче Лопыкине - кавалере ордена «Красная звезда» написал в редакцию мл. лейтенант Е.В. Землянский: «… его знают, как самого дисциплинированного и отважного бойца не только наше подразделение, но и вся наша часть.

7 августа 1944 года на наше подразделение враг пустил 18 танков и самоходных орудий. Орудийный расчет, в котором служит Фрол Лопыкин, принял всю тяжесть боя на себя. Бойцы, выполняя приказ Верховного командования «Ни шагу назад!», поклялись биться с танками до последней капли крови, но врага не пропустить. Несмотря на шквальный огонь из танков и самоходок противника, Ф. Лопыкин  продолжал заряжать орудие, после чего немедленно загорались вражеские машины. Так, в самых трудных условиях ведения танкового боя, этот орудийный расчет в одном бою уничтожил три вражеских танка.

Благодаря самоотверженности таких бойцов, как Ф. Лопыкин, наша пехота закрепилась на достигнутых рубежах. Командование высоко оценило боевые заслуги Ф. Лопыкина, наградив его орденом «Красная звезда». Мл. лейтенант Е. В. Землянский, полевая почта 20617-И.»[6]

В номерах газеты за 1944 год имеются сведения о награждении еще шести наших земляков: Селезнев Платон Дмитриевич награжден двумя медалями «За отвагу» и орденом «Красного знамени», Евдокименков Валерий Дмитриевич - орденом «Отечественной войны 1-й степени», Спириденков Иван Петрович – орденом «Красного знамени», Кузьмин Иван Дмитриевич – медалью «За отвагу» и  орденом «Красного знамени», Федоренков Даниил Григорьевич - медалью «За отвагу» и  орденом «Красного знамени» и Цветков Петр Васильевич – медалью «За отвагу».

Сохранившиеся номера «Бельской комунны» показывают нам, что жители района, несмотря ни на какие трудности, и в годы военного лихолетья  оставались творческими людьми, верившими в скорую Победу над безжалостным врагом. Они любили свой город и верили в его возрождение. О самом сокровенном они писали в своих стихах.  Вот только одно стихотворение  того времени, опубликованное на страницах газеты.

ГОРОДУ БЕЛОМУ

Бомбою дом распорот,

Вот и другой такой…

В ранах старинный город -

Белый любимый мой.

 

Здесь бесновалась дикая,

Злобная немчура –

Рыжих бандитов клика,

Рыцарей топора.

 

Часто, напружив жилы,

Из разных, нам чуждых стран,

Лезли сюда громилы,

Чтоб покорить белян.

 

Но уж давно курганы

Славу веков хранят:

Под ними тогда без савана

Врагов положили в ряд.

 

Участь такую ж, позорную,

Белый и фрицам дал,

И саранчу их черную

Начисто разметал.

 

Праздник свободный мая,

как ветеран-герой,

Белый теперь встречает

Раненый, но живой.

 

Скоро народ советский

В пропасть врага столкнет,

Гадине злой, немецкой

Голову отшибет.

 

Смочена русским потом

Вновь зацветет земля;

Хлебным душистым золотом

Вновь запестрят поля.

 

Опять, из руин и развалин,

Наш город родной встает.

Недаром товарищ Сталин

Нас силы напрячь зовет.

 

Удвоим свои усилия,

Утроим в труде размах,

Чтобы за все насилия

В крови захлебнулся враг.

 

У фронта и тыла забота

Мы знаем, сейчас, одна –

Добить сообща живоглота

Нас властно зовет страна.

                                                                     С. Григорьев (май, 1944 год)

  Всего несколько четверостиший  дают нам почувствовать дух того далекого времени и боль бельчан  за свой лежащий в руинах край, их святую веру в нашу Победу. Это же можно сказать и о   самих газетах 70-летней давности.

                                                                           С. Медведева

 

[1]                                                                     Газета «Бельская комунна» №14, 05 ноября 1943 г.

[2]                                                                     Газета «Бельская комунна» №14, 10 марта 1944 г.

[3]                                                                     Газета «Бельская комунна» №14, 10 марта 1944 г.

[4]                                                                     Газета «Бельская комунна» №9, 23 февраля 1944 г.

[5]                                                                     Газета «Бельская комунна» №29, 10 мая 1944 г.

[6]                                                                     Газета «Бельская комунна» 351, 28 сентября 1944 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Декабрь 2021