ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ПЕРВОГО МОСТА В ГОРОДЕ БЕЛОМ

История строительства первого моста в городе Белом

После открытия по приказу Петра I в 1723 году Бельской пристани река Обша приобрела статус сплавной реки, и вдоль ее берегов закипела деловая активность. Торговля с западом через Рижский порт росла быстрыми темпами, а вместе с ней развивался и благоустраивался город Белый. За 150 лет существования пристани городское население увеличилось в восемь раз и к концу XIX века достигло почти десяти тысяч жителей.

С ростом населения расширялась и городская застройка, особенно на север по правому берегу Обши, превратив реку в естественную границу, разделившую город на две равнозначные части - южную и северную. Сообщение между ними осуществлялось единственной действующей в городе паромной переправой. Она доставляла городским жителям много неудобств. Однако из-за сплава грузовых барок по реке в период навигации строительство моста было невозможным.

С середины XIX века торговля с Ригой от Бельской пристани стала стабильно уменьшаться. И к 1890 году потребными к сплаву в большом количестве оставались только строевой лес и пиломатериалы. Но, несмотря на это, город продолжал развиваться. Появились больница, библиотека, ветлечебница, аптеки, учебные заведения. Росло количество разных ведомств и уездных учреждений. Большинство этих учреждений находились в южной левобережной части города. Здесь же была рыночная площадь и большая часть торговых лавок. На северной стороне города в основном располагались частные дома мещан и одна торговая улица. К тому же к каждой из этих частей примыкали по две большие дороги, соединяющие город с уездом.

При таких условиях требовалось постоянное передвижение из одной части города в другую не только пеших горожан и извозчиков, но и крестьянских повозок, грузовых телег и разного рода обозов. Речная паромная переправа уже с трудом справлялась со своей функциональной обязанностью, часто перегружалась и считалась небезопасной. Особенно в летнее время, когда вода в реке достигала низкого уровня. Спуск к парому становился слишком крутым и очень опасным. Не редкими были случаи поломки ветхих крестьянских телег и опрокидывания грузов.

Вопрос о постройке моста впервые подняли бельские купцы на заседаниях Уездного земского собрания в 1889 году. Но сдвинуть проблему с места мешала некомпетентность членов Земской Управы в вопросе подготовки разрешительной документации. Ведь Обша, как сплавная река, относилась к ведомству Министерства путей сообщения, поэтому любое строительство на ней регламентировалось законом о сплавных реках. Заседатели Уездного земского собрания большинством голосов приняли решение отложить строительство моста на неопределенное время и с наступлением лета принять меры к улучшению действующей переправы.

По стечению обстоятельств, в 1889 году истекал срок полномочий выборных членов Земской управы. В заключительный день заседаний был сформирован новый состав гласных, который уже через год в октябре 1890 года на очередном собрании постановил незамедлительно приступить к постройке моста.

На эти цели в скромном бюджете Уездного Земства удалось наскрести всего 7000 рублей. Исходя из возможностей, решили построить самый дешевый деревянный мост, с пропускной способностью одних только плотов. В бюджет на 1891 год заложили 500 рублей на обследование реки и составление проектной документации. Вскоре Земская Управа направила запрос в Министерство путей сообщения об уточнении условий, при которых возможно строительство моста с данными характеристиками.

В начале лета 1891 года из Смоленска в Белый прибыл инженер-техник. Он исследовал береговой грунт, русло и дно реки, сделал замеры воды и дал гидрологическое заключение, обязательное для разработки технического проекта. Одновременно с этим Земство приступило к поиску архитектора.

В целях экономии денежных средств оно обратилось с письмом к Андрею Котляровскому, студенту Императорского института инженеров путей сообщения, с просьбой подобрать подходящий проект моста из тех проектов, которые студенты представляли для получения прав инженера и были одобрены профессорами. При условии, что взявшийся за это дело должен обязательно приехать в г. Белый для личного осмотра места строительства. Котляровский в ответном письме сообщил, что советовался с профессором Н. А. Белелюбским и, по его мнению, стоимость самого дешевого деревянного моста обойдется земству не менее чем в 3500 рублей. При этом он предложил совместно с еще одним студентом выпускного курса составить проект моста и смету за 500 рублей.

В денежном отношении предложение Котляровского Земство вполне устраивало, но по совету специалистов из дорожного отдела Губернской Управы решили обратиться к более опытному специалисту - инженеру путей сообщения и заведующему девятой шоссейной дистанцией Могилёвской губернии Генриху Мартыновичу Завадскому. На личную встречу с ним отправились председатель Уездной Земской управы А. И. Лыкошин и гласный Н. И. Кусаков.

После долгих уговоров Г. М. Завадский согласился приехать в Белый для осмотра места строительства, но смету и проект моста сделать в своей канцелярии. Он заверил, что на Могилёвском шоссе возводится много мостов такого же размера и подобрать соответствующий проект будет совсем несложно.

Стоимость деревянного моста на сваях с двумя пролетами Г. М. Завадский определил в 4000 рублей. Во столько же оценил и работы по устройству насыпей и въездов на мост. Земство приняло его предложение, но Г. М. Завадский в силу своей занятости в течение восьми месяцев неоднократно собирался приехать в Белый, но так и не выбрался.

Пока велась с ним переписка, к концу 1891 года пришел долгожданный ответ из Министерства путей сообщения. В нем говорилось, что разрешение на строительство моста может быть одобрено Министерством только в том случае, если Земство примет на себя обязательство в случае изменений в будущем условий навигации по реке Обше перестроить мост согласно требованиям, которые будут предъявлены Министерством путей сообщения.

Выдвинутое условие означало, что, если кто-то из владельцев пристани, расположенной выше моста, захочет отправить по реке барку с грузом, земство должно будет ее пропустить. То есть придется строить очень дорогой разводной мост или рисковать и строить обычный, но по первому требованию Министерства его перестраивать или вовсе разбирать.

В сложившейся ситуации Земское собрание приняло решение обратиться в Правительство с ходатайством признать часть реки от городской мельницы до паромной переправы не судоходной. Для весомости петиции требовалась поддержка от Губернской Управы. Надеясь на ее получение, гласные от Бельского уезда в январе 1892 года прибыли на XXVII Губернское земское собрание, где один из них зачитал обращение следующего содержания:

«...Считаю, что требование Министерства делает совершенно невозможным иметь в г. Белом мост через реку Обшу. Полагаю также слишком рискованным связывать себя обязательством сделать в уже построенном мосту все те изменения, которые в будущем потребует Министерство в виду полнейшей невозможности определить в настоящее время, в чем будут заключаться эти изменения.

Бельское земское собрание в октябре 1891 года решило возбудить изложенное ходатайство в виду полнейшего падения в г. Белом некогда очень обширной торговли хлебом, и того, что количество отправляемых барок в г. Ригу в последние годы дошло до 18-20 штук. Пристани, лежащие ниже паромной переправы, несомненно, более удобны для нагрузки на них барок. Очень незначительное количество пристаней находятся выше паромной переправы, и они потеряли всякое значение и фактически упразднились, так как в последние годы с них вовсе не отправляются барки.

Ожидать возрождения прежней хлебной торговли в г. Белом нет положительно никаких оснований, и всякие мечты о ней фантастичны. Необходимость же иметь в г. Белом мост неотложная и настоятельная. Бельское Земство останавливается в исполнение своего заветного желания - выстроить удобный переезд - перед тою громадною суммою, которая потребуется от Земства, и так уже отягощенного своим бюджетом, если бы пришлось устроить мост, возможный для прохода нагруженных барок.

Признание ничтожного по размеру участка реки не судоходным не окажет ни малейшего влияния на хлебную торговлю г. Белого, если бы даже, паче всякого ожидания, история сделает обратный ход. Белый обеспечен громадным количеством более удобных и фактически действующих пристаней ниже паромной переправы.

Удовлетворение ходатайства Бельского Земства вывело бы его из настоящего безысходного положения и дало бы возможность выполнить возложенную на него законом обязанность, не исполнение которой до сего времени вызывает справедливый ропот со стороны всякого, кому судьба хоть раз пошлет несчастие воспользоваться паромной переправой в г. Белом».

Взывание о помощи в Губернском земском собрании не было услышано. Его заседатели постановили отказать Бельскому Земству в поддержке ходатайства перед Правительством о признании части реки несудоходной. Но решимость бельчан это не остановило. И в мае 1892 года они самостоятельно отправили ходатайство в Правительствующий Сенат.

В сентябре в г. Белый все же приехал инженер Г. М. Завадский. После осмотра местности он сделал заключение, что наиболее удобное место для строительства моста должно быть в продолжение по прямой линии Николаевской улицы от базарной площади к восточному углу ограды Воскресенской церкви. Согласовав с Управой все вопросы, Г. М. Завадский составил чертеж и проект однопролетного моста подкостной системы на деревянных сваях, оценив его стоимость в 7000 рублей.

Недостающей точкой в завершение вопроса оставалось получение согласия на строительные работы в Бельской Городской Думе. Большинством голосов она поддержала Земство и дала разрешение на устройство насыпей и подъездов к мосту по городской земле.

Выбор места строительства моста бурно обсуждался всеми горожанами, особенно в аристократических кругах. С одной стороны, это был ровный и широкий участок реки более или менее безопасный для моста в период сплава леса и весеннего хода льда. С другой стороны, такое расположение было крайне неудобным для организации городского движения по причине того, что правобережная часть моста выходила в проулок рядом с Воскресенской церковью, расположенный параллельно большой торговой Торопецкой улице. В то время, как паромная переправа наоборот соединяла эту улицу с рыночной площадью, но располагалась вблизи изгиба реки. Для постройки моста в этом месте требовалось сооружение каменных устоев, что приводило к удорожанию проекта в два раза.

Председатель Управы В. О. Лутковский вел переговоры с богатыми купцами об оказании Земству финансовой помощи. Однако никто из них не хотел рисковать своими деньгами в условиях нерешенного вопроса с судоходством. Тогда по ходатайству В. О. Лутковского Городской голова Н. И. Суржанинов издал положение о запрещении устройства пристаней по течению реки выше паромной переправы.

Такое юридически грамотное решение сводило на нет необходимость объявлять часть реки не судоходной. Впоследствие Земская Управа отозвала свое ходатайство в Правительствующем Сенате.

Постановление Городской Управы существенно изменило позицию купечества. И в последний день октябрьского созыва Земского собрания В. О. Лутковский сообщил депутатам, что им получено прошение от нескольких граждан г. Белого с предложением внести 800 рублей на увеличение суммы, ассигнованной Земством на постройку моста, если мост будет построен не напротив Воскресенской церкви, а на месте действующей паромной переправы.

С таким же предложением обратились потомственный почетный гражданин Н. И. Зенбицкий и вдова купца В. И. Спицына. В случае изменения места строительства моста они обещали совместно внести 5000 рублей.

После долгих прений Собрание постановило ассигновать на строительство моста 8000 рублей и безотлагательно пригласить специалиста для определения стоимости постройки моста на месте паромной переправы и разработки нового проекта.

В поисках архитектора Земство обратилось в Калужскую Управу водных и шоссейных путей сообщений, обладавшую большим опытом мостостроения на водных объектах. Решить вопрос быстро помешала зима. И только весной 1893 года в г. Белый прибыл калужский земской инженер-технолог Кресцент Павлович Лукомский. Составленные им проект, чертеж и сметная документация были готовы только к июлю. За это время Земская Управа закупила все необходимые строительные материалы и организовала временную паромную переправу напротив Воскресенской церкви.

Строительство первого постоянного моста в г. Белом через реку Обшу началось в июле 1893 года. Это был мост арочной системы, деревянный, трехпролетный. Стоял на двух высоких каменных береговых устоях и двух деревянных свайных быках. Длина моста составляла 23 сажени (49,07 метра), ширина 4,33 сажени (9,24 метра). Средняя арка была большой, две крайние по бокам в два раза меньше. Настил проезжей части был дощатый двухслойный и уложенный в верхнем ряду елочкой.

По краям моста соорудили кирпичные тумбы с керосиновыми фонарями. На въезде установили таблички «По мосту ехать шагом». Подъезды к мосту вымостили камнем. С обеих сторон по течению реки имелись ледорезы для защиты опор от весеннего хода льда.

Движение по мосту торжественно открыли в субботу 2 октября 1893 года. О значимости и важности его появления в городе можно судить по тому факту, что через год, также торжественно, с молебствием и при стечении большого числа горожан, отметили его годовщину.

В газете «Смоленский Вестник» за 22 октября сообщалось, что праздничное мероприятие началось с парадного марша Бельской пожарной дружины.

Затем раздался звон колоколов из всех городских церквей, ставший началом праздничного молебствия и окропления моста святой водой. Весь мост и набережная вокруг него были усыпаны народом, зрители виднелись из окон и даже крыш близлежащих домов. По окончании молебствия торжественные речи произнесли соборный протоирей Пётр Синявский и городской голова Н. И. Суржанинов. Рабочим строителям, которых присутствовало около ста человек, раздали на память новенькие серебряные рубли.

В завершение торжественной части под гром рукоплесканий и крики ура первыми проехались по мосту в открытой коляске с обнаженными головами председатель Земской управы В. О. Лутковский и инженер К. П. Лукомский. До самого вечера толпы народа гуляли по новому мосту, любуясь красотой его устройства и открывавшимися с него видами.

Согласно финансовому отчету, составленному инженером К. П. Лукомским, на строительство моста; разработку проекта и изготовление чертежа было затрачено 15 724,87 рублей. В эту сумму не входили работы по укреплению береговой линии. Экономя средства, Земская Управа планировала провести их на следующий год, но начавшиеся в середине октября обильные дожди показали, что свежая земляная насыпь вряд ли выдержит весеннее половодье.

Воскресенская набережная

 

Не теряя времени, Земство приступило к укрепительным работам. До заморозков успели построить береговую защитную дамбу и обложить насыпь дерном и камнем.

Несмотря на проведенные работы, весенний разлив Обши стал настоящим испытанием для нового моста. Течением воды почти полностью размыло уложенную осенью мостовую. Да и двух имеющихся ледорезов оказалось слишком мало для защиты опор от хода льда.

Весенний разлив Обши

 

В результате Земство затратило дополнительно еще 7 578,62 рубля. Большинство денег из этой суммы пошло на приобретение и установку дополнительных железных ледорезов, замощение камнем 295 кв. сажень (630 кв. м) мостовой и покупку небольшого домика рядом устройства в нем сторожки и складского помещения под хозинвентарь и строительные материалы.

Таким образом, постройка моста с покупкой дома обошлась Земству в 23 303, 49 рублей, из которых собственные земские средства составляли 17 303, 49 рублей и 6 000 рублей были пожертвованы частными лицами.

Казалось бы, что такой добротно построенный, капитальный мост с основательными береговыми укреплениями долгие годы прослужит городу надежной переправой. Но спустя всего два года в срок его долговечности внесла свои коррективы тихая и вроде бы спокойная Обша. От последствий стихийного наводнения, случившегося в июне 1895 года, частично обрушилась левобережная часть моста.

Такого сильного разлива реки, как в тот год, не помнили даже старожилы. Потоком воды с пристаней выше моста смыло весь сложенный в штабеля строительный лес. За одну ночь уровень воды поднялся выше основания моста на две четверти аршина. Его арки и переводы стали преградой на пути продвижения бревен вниз по течению реки. В результате из леса, хвороста и всякого хлама образовался затор такой плотности, что рабочие, устранявшие его, свободно ходили по бревнам, как по настилу.

Скопившийся лес и защитная дамба какое-то время сдерживали напор воды. Но в самый пик ее подъема дамба не выдержала, и вся тяжесть течения обрушилась на левый устой моста, образовав водоворот такой силы, что у основания появилась промоина глубиною в 5 аршин (3,5 метра).

Когда вода начала убывать, стало понятно, что дамба полностью разрушена, значительные повреждения получили каменные устои и деревянные своды моста. Во избежание каких-либо происшествий движение по мосту закрыли и установили круглосуточную охрану. Напротив Воскресенской церкви организовали временную паромную переправу.

О случившейся трагедии срочно телеграфировали в Смоленск, с припиской незамедлительно прислать инженера для осмотра повреждений моста. Но утром следующего дня его левая арка вместе с устоем и частью мостовой рухнули в образовавшийся омут. Чтобы удержать дальнейшее сползание мостовой, в провал засыпали 100 возов хвороста вперемешку с камнем.

Прибывший из Смоленска губернский инженер Александр Карлович Гирш, осмотрев последствия стихии, дал заключение, что мост нельзя восстанавливать в своем первоначальном виде, так как каменные устои слишком сузит русло реки. К тому же, обнаружилось отклонение деревянных опорных быков от их первоначального положения.

Перед Земской управой встал извечный вопрос - что делать? Для принятия решения в первых числах июля созвали внеочередное Земское Собрание. Основываясь на отсутствие в бюджете денег, Председатель Управы предложил гласным отложить решение вопроса до следующего года. А чтобы весенний паводок окончательно не разрушил мост, разобрать его и сложить на хранение в ангар. С таким предложением гласные не согласились.

Кроме того, они высказали сомнение по некоторым пунктам технической экспертизы губернского инженера. В результате после долгих прений Собрание единогласно постановило в самое кратчайшее время пригласить более сведущего в мостостроении инженера для исследования причин повреждения моста и разработки проекта по его восстановлению.

Этим специалистом стал строитель большого Витебского моста на реке Западная Двина инженер М. М. Правосудович. В течение недели он тщательно осматривал все поврежденные детали моста и дал свое согласие на его перестройку с тем условием, что его помощником должен стать лично им приглашенный техник, а для исполнения плотничьих работ вызваны исключительно калужские плотники.

Земская Управа пошла на все условия М. М. Правосудовича и уже в конце июля начались строительные работы.

Восстановление моста с постройкой новой дамбы обошлось Земству в 12 500 рублей, из которых 5 000 рублей пожертвовал бывший председатель Земской Управы Василий Осипович Лутковский.

Чтобы сегодня определить размер его щедрости, обратимся к конвертеру денежных единиц, опубликованному Счетной Палатой на своей страничке в Facebook в рамках отмечаемой даты «360 лет финансовому контролю России». Специалисты ведомства подсчитали, что в 1913 году 1 царский рубль был равен 1513,75 современных рублей. То есть в пересчете на современные деньги безвозмездная помощь В. О. Лутковского на восстановление моста составила 7 568 750 рублей.

Равнозначную сумму в 1893 году на его же постройку пожертвовала купеческая семья Николая Ивановича Зенбицкого. В обоих случаях их щедрость радикально изменила сложную ситуацию сначала в строительстве, а затем в восстановлении моста.

Отремонтированный мост прослужил городу еще девять лет. Ежегодные весенние разливы, сырость от реки и интенсивное движение сильно изнашивали его деревянные детали. Каждое лето Земство приглашало студентов старшекурсников из Института инженеров путей сообщения для проведения нивелировки моста.

Регулярные наблюдения показывали, что большая средняя арка стабильно прогибается и с каждым годом увеличивается ее деформация. К 1901 году мост уже достаточно сильно износился и находился в плачевном состоянии.

Приехавший в город для очередного осмотра начинающий инженер М. Новицкий дал заключение, что мост необходимо перестраивать. В условиях местного грунта и реки многопролетный деревянный мост не может служить более десяти лет. Строительные работы он оценил в 15 000 рублей.

Подсчитав все затраты за годы существования моста и учитывая его крайнюю необходимость для города, Земское собрание в 1901 году постановило строить новый железный мост и ходатайствовать перед Губернским Земским собранием о выделении на его строительство средства из специального губернского дорожного капитала. На подготовку разрешительной документации и составление проекта ушло три года.

Строительство железного моста через реку Обшу началось весной 1904 года. Его построили рядом с уже совсем изношенным старым деревянным мостом, который в завершение своей эпохи послужил подмостками для сборки тяжелых железных конструкций.

С. МЕДВЕДЕВА,

председатель Бельского муниципального краеведческого объединения.

 

 

 

 

 

 

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Июль 2022