ГРАФ ИГОРЬ УВАРОВ

Граф Игорь Уваров

В разгар волнений в Российской империи в 1905 году в пределах Бельского уезда появилась прокламация, начинавшаяся со слов: «Царь холмовской, князь батуринский, властелин комаровский и прочая и прочая...» - явный намек на одного из крупнейших землевладельцев уезда, уездного предводителя дворянства, графа Игоря Алексеевича Уварова. Четверть века этот человек был неотъемлемой частью уездной жизни: предводитель дворянства, председатель Бельского уездного собрания, председатель уездной землеустроительной комиссии, председатель дворянской опеки уезда, председатель уездного училищного совета, почетный мировой судья... Перечень должностей можно продолжить.

Родился Игорь Алексеевич Уваров 31 мая 1869 года в семье известного археолога, общественного деятеля графа Алексея Сергеевича Уварова и его жены Прасковьи Сергеевны, урожденной княжны Щербатовой. Семья известная, знаменитая, богатая. Имения разбросаны по десятку губерний России. Родство со многими известными фамилиями империи.

Игорь Алексеевич был самым младшим в семье, седьмым по счету. Одна сестра умерла в младенчестве, брат Сергей дожил до двадцати шести лет. Сестры Прасковья и Екатерина, брат Алексей - были постарше, а с братом Федором они были погодки.

Алексей Сергеевич умер в 1885 году, Прасковья Сергеевна твердой рукой вела не только хозяйственные дела, но продолжила заниматься археологией, готовила к изданию труды мужа, писала сама, ездила в экспедиции, работала в различных комитетах, организовывала археологические съезды. По примеру старших братьев Игорь Алексеевич поступил в Московский университет, успешно окончил его.

Наверное, ни у кого из братьев Уваровых не было природной склонности к военной службе. Алексей Алексеевич несколько лет прослужил чиновником особых поручений при Варшавском генерал-губернаторе. У Федора Алексеевича был порыв стать казачьим офицером, он даже записался в Терское казачество, выдержал офицерский экзамен, получил чин хорунжего, но через год охладел к службе. А Игорь Алексеевич даже не стал и пробовать. Тем более, что время окончания университета совпало с семейным разделом. По нему Игорю Алексеевичу, в числе прочих, и отошло родовое имение Холм Бельского уезда Смоленской губернии, а это более 20 тысяч десятин земли.

Это имение - приданое Дарьи Ивановны Головиной, вышедшей замуж в юном возрасте за вдовца, флигель-адъютанта императрицы Екатерины Второй Семена Федоровича Уварова. Семен Федорович недолго прожил в этом браке, вскоре скончался, оставив молодую жену с сыновьями Сергеем и Федором на руках. Дарья Ивановна все силы направила на обучение сыновей, но изрядно запустила хозяйственные дела в бельском имении, в котором жила в летнее время. Но те труды и издержки по воспитанию сыновей, принесли свои плоды. Сергей Семенович стал министром народного просвещения, государственным деятелем, графом, удачно женился, стал богатым и знаменитым. Федор Семенович - боевой генерал, избрав военную карьеру, участвовал во всех военных кампаниях начала 19 века, отличился в Отечественной войне 1812 года, но затем как-то скоропалительно ушел в отставку, поселился в Холме, найдя истинное призвание в садоводстве, занятиях ботаникой, строил оранжереи, выращивал экзотические растения. Когда неженатый Федор Семенович скончался, имение Холм перешло к его брату Сергею Семеновичу, который и был похоронен здесь, а затем к Алексею Сергеевичу Уварову. Последний бывал здесь наездами.

Вот в это старинное имение, пока еще не особо доходное, но в котором, помимо пахотных земель, были и многочисленные лесные угодья, «дачи», как тогда называли, и приехал двадцатипятилетний граф Игорь Уваров, только что окончивший университет, прошедший воинские сборы. Почти сразу же по приезде, в его жизни произошло событие, ярко характеризующее его положение в местном обществе. Бельское дворянство избрало молодого человека своим уездным предводителем. И Игорь Алексеевич будет занимать эту должность вплоть до октябрьской революции 1917 года. Конечно, в этом избрании были свои резоны, дальний прицел. Уваровы занимали далеко не последнее положение в обществе, причем в обществе столичном. Среди бельского дворянства были и те, кто мог помериться с Уваровым древностью рода, семейными традициями, но... Помимо прочего, было в Игоре Алексеевиче еще что-то такое, что привлекало к нему людей. Харизма, если говорить современным языком.

Уездный предводитель дворянства не просто выборный дворянин, который отстаивает интересы дворянского класса всего уезда, а еще несменяемый чиновник, занимающийся в уезде общегосударственными административными делами, ответственный лишь перед губернатором. По должности он возглавлял все коллегиальные органы в уезде, фактически являясь его главой. Должность эта во многом парадоксальна: уездные предводители жалования не получали, но считались находящимися на государственной службе, а это чины и пенсия. И при этом должность не требовала полной занятости, подчинялась циклам деятельности уездных организаций. При таком раскладе Игорь Алексеевич мог находиться в Белом всего лишь неделю в месяц, в Смоленске - две-три недели в году, имея в уездном городе небольшую канцелярию. В 1914 году в нее входили секретарь И.А. Пурицкий и помощник предводителя Николай Сергеевич Огонь-Догановский.

К 1917 году Игорь Уваров имел придворное звание камергер, чин действительного статского советника, ордена святого Станислава 2-й степени, святой Анны 2-й степени, святого Владимира 4-й степени, членство в партии «Союз 17 октября». В октябре 1916 года его избирали членом Государственного Совета от дворянских обществ.

Если даже просто полистать журналы бельских уездных собраний, то можно понять, что граф Игорь Уваров старался вникать во все уездные дела, особенно те, что касались медицины и образования. В Холме, не без участия графа, появились больница с амбулаторией, инфекционная больница («заразный барак»), народная библиотека с читальней, ветеринарный пункт с амбулаторией, почтовое отделение, телефон. Но вот, чтобы «пробить» самый главный вопрос - строительство железной дороги - понадобилось двадцать с лишним лет.

О строительстве железнодорожной ветки до Холма Уваровы заговорили еще в начале 90-х годов XIX века. Екатерина Алексеевна Уварова, жена Федора Алексеевича, писала Игорю Алексеевичу: «Очень наклевывается железная дорога на Холм, Федю пригласили завтра в правление Московско-Брестской железной дороги на заседание по этому делу».

Вопрос о строительстве железной дороги до Белого был одним из первых вопросов, что рассматривался на уездном собрании после избрания Игоря Алексеевича уездным предводителем дворянства. В 1898 году были проведены все необходимые изыскания, в том числе, и полевые работы по линии Дурово-Белый. Очередному, 34-му по счету, бельскому земскому собранию был предложен доклад «Об изыскании линии железной дороги от города Белый до Московско-Брестской железной дороги». К рассмотрению этого вопроса собрание будет возвращаться еще не раз, но без особого результата. Предлагались различные варианты, но дело так и не сдвигалось с «мертвой точки».

Активность в рассмотрении этого вопроса стала наблюдаться к середине 1914 года. Общество частной Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги все лето четырнадцатого года проводило изыскания по Бельскому уезду на предмет прохождения здесь железной дороги Петроград-Орел. Рассматривалось два направления - через восточную часть уезда и непосредственно через Белый.

Начавшаяся Первая мировая война отодвигала все планы на неопределенный срок. Городские, уездные власти обращались в Совет Министров с ходатайством об окончательном решении строительства железной дороги, использовав как раз авторитет и имя Игоря Алексеевича Уварова. Уваров возглавил и депутацию от бельчан, которая должна была «продавливать» этот вопрос по всем инстанциям в Петербурге. Помимо Уварова в нее вошли его тесть Николай Алексеевич Хомяков, Каспар Лукич Антошевич и Николай Федорович Резников. Рассматривался и иной вариант - строить железную дорогу на паях. Вскоре оказалось, что этот вариант - единственный. Им и воспользовались Игорь Алексеевич и Николай Федорович Резников, имевшие лесопильные заводы, крайне заинтересованные в сбыте леса, пиломатериалов. Но думается, что помимо личных выгод от строительства дороги, примешивался и некий иной мотив. Железная дорога - огромный шаг на пути к цивилизации, толчок к развитию всего уезда. Такие люди, как Уваров, Резников не могли не задумываться об этом.

К революции 1917 года была построена железнодорожная ветка Дурово-Игоревская-Канютино, по которой уже через год полным ходом шли составы с дровами для замерзающих Москвы, Смоленска и Петрограда. В предвоенные годы планы строительства дороги к г. Белый пытались реанимировать, в том числе, и НКВД, какие-то работы были начаты, но так и не были завершены.

Помимо дел выборно-дворянских, государственных немало сил требовало имение. Конечно, основные доходы в нем получали от «лесной дачи». Но чтобы сделать ее прибыльной, потребовались десятки лет и планомерная работа по ее организации. Лес не только вырубали, перерабатывали, продавали, но и сажали, причем это делали специалисты. До недавнего времени можно было встретить еще графские участки, занятые посадками сосны, ели.

Приносило свой доход и земледелие. Уже в начале 20 века бельское имение Холм по своим хозяйственным показателям было включено в список лучших имений России. По всему Бельскому уезду таковых имений в списке значилось лишь пять. Пахотной земли у Уварова было не так уж и много, 750 десятин, большую часть из которых занимали посевы льна, клевера, тимофеевки. Последние выращивались на корм скоту. В имении занимались разведением молочных коров, сыроварением. В начале 10-х годов XX века граф увлекся разведением породистых лошадей, добившись в этом деле признания со стороны специалистов.

Но истинной любовью графа Игоря Уварова стали охота, разведение английских сеттеров и садоводство. Обычные увлечения дворянской молодежи охотой, борзыми, гончими, у многих Уваровых перерастали в страсть. Так было и у Игоря Уварова. Нашел он поддержку в лице своего тестя, такого же страстного охотника Николая Алексеевича Хомякова, известного государственного деятеля, бывшего в свое время и председателем Государственной Думы, и сычевским уездным предводителем дворянства.

Уваровых и Хомяковых связывала давняя дружба, зародившаяся еще во времена Дарьи Ивановны Уваровой и Степана Михайловича Хомякова. Между Холмом и Липецами, сычевским имением Хомяковых, не великое расстояние, так что в гости друг к другу наведывались они регулярно. Дружили между собой и младшие поколения этих семей, особенно тесная дружба связывала Алексея Сергеевича Уварова и Алексея Степановича Хомякова. А породнились семьи между собой в следующем поколении, когда Игорь Алексеевич Уваров женился на дочери Николая Алексеевича Хомякова Елизавете Николаевне.

В 2008 году была издана переписка Николая Алексеевича Хомякова с его многолетним давним другом О.А. Вонлярлярской. В этих письмах есть и строки, посвященные Холму, дочери, зятю. «В Холму очень отрадно! Господь посылает Лили (домашнее имя Елизаветы Николаевны) большое счастье, дай, Бог, чтобы они сумели ценить все, что дано. Так у них уютно и домовито. Так много цветов и так много ласки и заботливости». «Лили и Игорь счастливы, жизнерадостны и полны надежд. Пошли им, Господь, надолго сохранить то чувство, которое красит их жизнь теперь. Пошли им, Господь, увидеть благополучное осуществление их надежд! Весь день мы прогуляли: цветочное дело у Лили в лучшем виде, она им очень интересуется, цветов у них вволю». Потомки этих цветов, главным образом, пионы, лилии, рудбекии - «золотые шары» еще можно встретить в палисадниках некоторых холмовчан. А в парке нет-нет и расцветет неожиданно какой-нибудь цветок - «графский подарок».

Старый деревянный усадебный дом был подожжен крестьянами после отмены крепостного права и сгорел полностью. Каменный двухэтажный особняк, по всей видимости, стали строить как раз во времена графа Игоря Алексеевича. Стоит он на самом возвышенном месте Холма, а парк «уходит» под уклон. В 60-е годы был надстроен третий этаж, и здание заняла центральная районная больница, которая находится в нем и до сих пор.

Усадебный парк стал формироваться еще во времена Федора Семеновича Уварова, здесь же располагались и оранжереи. После его смерти наиболее ценные экземпляры, а также вся коллекция тропических растений были перевезены в имение Уваровых Поречье Можайского уезда Московской губернии.

Сам парк, каскады прудов фактически утеряны. Старых деревьев не так уж много, основная масса - разросшаяся поросль. Ураганом пронеслась по старинному парку Великая Отечественная война, а линия фронта проходила через Холм несколько раз. Облик парка изменило и жилищное строительство, когда в парковой зоне появились целые улицы, а пруды оказались забитыми отходами от льнозавода. Периодически делаются попытки навести порядок в парке, вырубается слишком агрессивная поросль. Но о былом величии холмовского парка  мало что напоминает, лишь величавая лиственница охраняет его покой. Холмовчане все-таки гордятся своим парком, ему даже присвоено официальное название «Графа Уварова», у него есть свой директор.

В Холме родились и дети Игоря Алексеевича и Елизаветы Николаевны - сыновья Игорь (1901-1939 гг.) и Алексей (1909-1987 гг.).

30 января 1918 года имение графа Уварова Холм было новой советской властью конфисковано и национализировано. Лесопильный завод был фактически разграблен, все имущество, а особое внимание обращалось на станки, материалы,  Бельский совнархоз конфисковал «за неуплату недоимок Уварова» и подписал распоряжение об отправке всего этого в г. Белый. 29 марта 1918 года граф Уваров обратился в Холмовской земельный отдел: «До сведения моего дошло о занятии моего дома комитетом и назначении торгов на принадлежащие мне домашние вещи под предлогом уплаты каких-то недоимок. Возлагая всю тяжесть ответственности за таковое безобразие к моему имуществу на комитет, предупреждаю, что всякая пропажа имущества будет беспощадно взыскана на основании имеющихся у меня описей с виновных и, прежде всего, с членов комитета. Все домашнее имущество при выезде нашем было заперто, ключи находятся у меня, поэтому произвольное и незаконное вскрытие шкафов и прочего будет приравнено к краже со взломом. Граф Игорь Уваров». Это письмо, скорее, жест отчаяния, нежели устрашения.

...Путь Уваровых лежал на юг, через белое движение. Старший сын Игоря Алексеевича Игорь, несмотря на свой юный возраст, стал офицером в действующей армии. После разгрома белого движения Уваровы обосновались в Югославии. Игорь Алексеевич избирался в Русский совет при бароне П. Врангеле, был делегатом Русского зарубежного съезда в Париже. Умер в 1934 году. Елизавета Николаевна пережила его на четверть века, скончавшись в 1959 году. Младший сын Алексей Игоревич в послевоенные годы обосновался в Аргентине, до самой смерти в 1987 году являясь руководителем национальной организации Витязей в этой южноамериканской стране. Эта организация, возникшая в 20-е годы в Европе, ставила своей целью воспитывать эмигрантскую русскую молодежь в духе «За Русь, за Веру».  Правда внуки и правнуки графа Игоря Уварова, разбросанные по всему миру, по-русски уже не говорят. Так что когда один из них в конце XX века приезжал из Англии в Холм, то потребовался переводчик.

Местные власти долгое время старались вычеркнуть имя графа Уварова из бельской истории. Холм-Жирковский райисполком в 1937 году даже принял решение переименовать железнодорожную станцию Игоревская. Переименование так и осталось на бумаге, а имя - в истории.

Галина Цветкова

журналист, краевед,

п. Холм-Жирковский,

Смоленская область

 

 

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Июнь 2022