ГОЛОЩАПОВО И ПОДВОЙСКОЕ

ГОЛОЩАПОВО И ПОДВОЙСКОЕ

К тому времени, когда стало известно, что деревни Подвойское и Голощапово связаны  с именем известного русского поэта Евгения Боратынского, от последнего населённого пункта  уже не осталось ни камня.

Во второй половине XVII века предок поэта Иван Петрович Боратынский перешёл из Польши на службу к московскому царю Алексею Михайловичу, поменял каталическую веру на православную и получил за службу поместье Голощапово. Числилось оно за Егорьевской (Георгиевской) волостью располагалось в 8 верстах от уездного города Белого Смоленской губернии.

      

На протяжении нескольких веков это сельцо являлось родовым гнездом дворян Баратынских. Большинство мужчин рода были людьми военными, служили России верой и правдой. Переходя по наследству, в 1761 году Голощапово досталось Андрею Васильевичу, деду поэта Евгения Боратынского. После смерти деда в 1813 году перешло к его сыну Богдану Андреевичу. Его старшему брату Петру досталось имение Подвойское, Илье – Шавырдино. В каждой деревне было «по сту с небольшим душ мужска и женска пола».

Имение располагалось на высоком берегу маленькой речушки Свирчать, которая впадает в реку Обша в нескольких верстах от этих мест. Голощаповский приход занимал площадь земли 8-9 вёрст в длину, 4-5  - в ширину. В приходе числилось 18 деревень и 4 поместья.

Назову их:

деревни Шарово, Высокое, Выползово, Быченково (оно же Макарово), Горки (Шанино), другие Горки (Кармоны), Ломаники (Жилино), Жулёвка (Халипы),  Черепы, Агашино, Черныши, Аверково (Пузаны),  Семенцово (Альшаники),  Подвойское, Тюнино, Глинщино, Толстики, Ефремово;

4 сельца Скутово, Турянское, Мистюково и Гренково.

В Турянском была мельница, а в Скутове и Подвойском, кроме неё, ещё и мелочные лавки.

Местность в приходе была гористая, почвы преобладали песчаные. Рубка леса, его доставка на берег и сплав в Ригу были основным занятием прихожан зимой и ранней весною, а летом – земледелие. Льноводство и травосеяние были развиты слабо. Из трав сеяли только клевер.

В приходе проживало 735 лиц мужского пола и 795 – женского. Все православные, раскольников среди них не было, как в Дунаевской  и Пышковской волостях. Благосостояние крестьян было ниже среднего. Жили они в большинстве на надельной земле, купленной было мало.

 В 1912 году, по сведениям, предоставленным местным священнослужителем, в Голощапове по южную сторону рва было всего три дома: священника, псаломщика и вдовы псаломщика; в церковной ограде – каменная караулка, к которой с одной стороны примыкало деревянное здание церковно-приходской школы, а с другой – дом учителя. Кроме духовных лиц в селе проживали 5 школьных воспитателей и церковный сторож.

По другую же сторону рва располагалась усадьба Боратынских: двухэтажный каменный дом, беседка возле него и огромный сад. Кстати, как вспоминала  В.Е. Лётчикова, беседка пережила войну, была  утрачена в семидесятые годы XX века.

В селе было два храма, оба каменные. Один в честь Казанской Божьей Матери, построенный в 1830 году. Он был холодный, так как в нём совершали службу летом. Другой, тёплый   построен в 1847 году в честь Преподобной мученицы Евдокии.

Оба храма построены на средства Петра Андреевича Боратынского, генерал-лейтенанта, действительного статского советника, сенатора, дяди поэта. Предполагаю, что последняя из вышеназванных церквей была  воздвигнута в честь Авдотьи Матвеевны Боратынской, матери Петра Андреевича. 

А ещё ранее в селе был деревянный храм во имя Казанской Божьей Матери. Его возвёл Павел Иоаннович Боратынский. Со временем он обветшал, и на его месте был построен новый в каменном исполнении.

Пётр Андреевич Боратынский не только построил церкви, но и позаботился об их содержании после смерти. Он умер в 1845 году, но оставил капитал на содержание голощаповских храмов. В 1912 году эта сумма составляла  19313 рублей в билетах вечного вклада. Сам капитал трате не подлежал, расходовались только проценты от него.

Деревня Подвойское  в середине  XVIII  века принадлежало Матвею Яцыну (Яцынину), тестю Андрея Васильевича Боратынского. После смерти Матвея Яцына  её  унаследовали Боратынские.

В 1813 году владельцем стал Пётр Андреевич Боратынский (дядя поэта) - кадровый офицер, окончивший военную карьеру генерал-майором. Своей семьи не имел, опекая племянников, племянниц и воспитанниц. По прошению Петра Андреевича и на его содержании Евгений Боратынский был принят в Пажеский корпус.

А пока он оставался на службе в Петербурге, здесь, в имении жили его братья, вышедшие в отставку контр-адмирал Илья Андреевич и вице-адмирал Богдан Андреевич, а также их сёстры Мария Андреевна с дочерьми и Екатерина Андреевна.

 Советский и российский историк и литератор, баратыновед  А.М. Песков пишет об этих местах следующее: «Местечко Голощапово.Леса. Холмы. Поля. Болота. Церковь. Мельница на реке. Крест подле неё в память  бабушки Авдотьи Матвеевны.  Винокуренное хозяйство. Близкие и дальние родственники. Соседи».

В округе Подвойского и Голощапова в 1810 - е годы близким и дальним родственникам Боратынских принадлежало около 15-20 мелких поместий. Так, один из родственников  Николай Кучин был владельцем имения Горки-на Обше, в нескольких верстах от Подвойского - Голощапова.

Согласно семейному преданию, поэт Боратынский был увлечён его дочерью Варенькой. Вероятно, впервые юный Евгений познакомился с ней во время своего первого пребывания в Подвойском-Голощапове в 1808-1809 гг. Знакомство было продолжено, когда Боратынский жил в Подвойском в 1816-1818 гг. Ей он посвятил ряд своих стихотворений. Последний раз «моя кузина Варенька» упоминается в письме Евгения матери в 1817 году. О дальнейшей судьбе В.Н. Кучиной сведений нет.

В 1898 году Подвойское и Тюкино Егорьевской волости (250 десятин) числятся за старшим сыном Е.А. Боратынского Львом.  Постоянным же местом проживания Льва Евгеньевича было имение Юматово Свияжского уезда Казанской губернии. С ним находились и его три сестры (дочери поэта) Мария, Александра и Зинаида. Вместе с братом Николаем Л. Е. Боратынский стал издателем произведений отца в 1869 и 1900 гг. Умер в 1906 году в возрасте 77 лет. Похоронен в  Юматове.

 Перед революцией  1917 года владелицами имений Подвойское и Голощапова были женщины. Предположительно, это сёстры Льва Евгеньевича Боратынского.

Готовя этот материал в 2004 году, я задалась целью проследить дальнейшую судьбу имений Боратынских. В этом мне помогли Зинькова Мария Романовна и г. Белого, Мишурова Татьяна Фёдоровна и Шиндарёва Татьяна Ивановна из д. Кавельщина, Степанов Валентин Павлович из д. Макарово.

М.Р. Зинькова родом из д. Подвойское (к сожалению, её уже нет в живых). Когда началась Великая Отечественная война 1941-1945 гг., ей было 20 лет. Память этой замечательной женщины  хранила немало интересных фактов из истории егорьевских деревень. Например, до войны в Подвойском было 75 жилых домов. В конце 30-х годов XX века здесь был организован первый колхоз. Назывался он «Герой Володарского».

Мать Марии Романовны, Ирина Михайловна Зверева, была из богатой семьи, женщиной грамотной, прекрасной рукодельницей, поэтому её часто приглашали в барский дом в Подвойском. Владельцы усадьбы очень тепло к ней относились.

Вокруг поместья был разбит огромный сад, посажены липовые аллеи. К сожалению, в наше время усадьба не сохранилась. Господский дом был разрушен во время войны. Сейчас там пустошь. Лишь молодая липовая поросль напоминает о былом величии этих мест. Трактористы вспоминали, что в 70-80 годы XX века во время пахоты в пластах земли попадались осколки фарфоровой посуды.

Летний голощаповский храм был разобран по кирпичику ещё в 30- годы XX века. Из них построили дом передовому колхознику-орденоносцу из д. Егорье. Старожилы помнили этот добротный каменный дом. Перед войной в нём вроде бы даже располагалась библиотека.

А вот церковь Преподобной мученицы Евдокии в 1920 году была отдана под школу.  По воспоминаниям Т.И. Шиндарёвой, простояла примерно до 1954-1955 года. В храме на тот момент ещё хорошо сохранились фрески, и Татьяна Ивановна нередко заходила в храм, чтобы полюбоваться на них.

Дедушка Т.И. Шиндарёвой до революции служил в голощаповском имении пастухом. В предреволюционные годы там жила одна барыня. У неё было много комнатных собачек.

Отец Свистунова Николая Ильича (из д. Шайтровщина) был у этой помещицы кучером. Барыня любила совершать прогулки в коляске, запряжённой лошадьми по окрестностям, особенно по Гулевой горе. Местные жители знают, где она находилась. Там сейчас песчаный карьер.

   В завершении своего рассказа мне хотелось бы вспомнить о последней жительнице деревни Голощапова, старой женщине по имени Груша, по прозвищу Голощаповская. Была она психически не совсем здорова, как говорили в старину – блаженная. Более подробно о ней мне рассказали Т.И. Шиндарёва и В.П. Степанов.

Родилась Груша в Велиже в богатой семье. В детстве была нормальным ребёнком. Странности в её поведении появились после перенесённой болезни, возможно, кори.

Сначала в бельские края во время войны попал  дядя Груши, Василий Семёнович. Позже он перевёз сюда Грушу с матерью Евдокией Семёновной. Дядя был бондарем, ещё у него в Голощапове была пасека.

Прошли годы. Немощного дядю с женой  родственники забрали в Смоленск, а Груша с матерью остались жить в подвале бывшего барского дома. После смерти матери старая женщина какое-то время продолжала там жить, затем её поместили в Кавельщинский дом-интернат, где  она и умерла. Похоронили Грушу на Голощаповском кладбище.

Валентин Павлович Степанов из д. Макарово упомянул, что, несмотря на чудоковатость, Груша по складу своего характера была очень добрым человеком. А любимым её занятием было бродить по местному кладбищу.

…Усадебный дом окончательно разрушили примерно в 1966 году.

В настоящее время из 18 деревень Голощаповского прихода, названных в начале статьи, осталось всего 3.

                                       Т. Чистякова, директор центральной библиотеки, краевед.

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Июнь 2022