БЕЛЬСКАЯ ПРИСТАНЬ

                             БЕЛЬСКАЯ ПРИСТАНЬ

За свою многовековую историю наш город знал немало взлетов и падений, когда периоды экономического расцвета чередовались с экономическим спадом. Один из таких «золотых» периодов связан с открытием на реке Обша Бельской пристани.

Этому событию предшествовало распоряжение Петра I, повелевавшее досконально исследовать реку Западную Двину и ее притоки, в том числе и Обшу.

В 1701 году по приказу Петра I стольник Максим Цызырев, бывший в 1687-1689 годах воеводой в Бельской крепости, занялся исследованием берегов нашей реки. Работа была выполнена очень тщательно. По ее окончании была составлена подробная карта местности, по которой Обша протекает, а также подробное письменное объяснение. Вот небольшая выдержка из этого отчета: «Река Обша верховьем из Бельского уезду от города Белой в 30 верстах идет мимо города Белой, а вниз от Белой до устья реки Межи. Где та Обша река впала в 40 верстах, порогов нет, а по ней ходят струга с товара с Белой полой водой. Рекой Обшей вниз от Белой по левую сторону село Понизовье в 20 верстах.

От того села до реки Межи, где впала в реку Межу река Обша в 20 верстах от устья реки Межи деревня Борки в 25 верстах. От деревни Борки пустая церковь Егорье в 37 верстах. От той церкви по правую сторону деревня Заборье в 12 верстах. От той деревни по обе стороны реки Межи в версте две речки - по правую сторону Билейка, а по левую Елша».

Изучив подробное описание Обши, Петр I в 1723 г. приказал расширить Бельскую пристань. Ей, а также Гжатской пристани суждено было сыграть важную роль в развитии торговли России с прибалтийскими странами.

Расширение пристани способствовало развитию города в целом. Начал меняться сам уклад городской жизни: совершенствуются торгово-денежные отношения, появляется денежный оброк, для выплаты которого крестьяне вынуждены были торговать излишками своей продукции, что, в свою очередь, способствовало росту числа скупщиков. В городе их называли торговцами, а в деревне - прасолами.

Изменился и внешний вид города. Вместо узких и грязных переулков появились широкие улицы, в первую очередь по торговым дорогам, так называемым большакам: на Смоленск, Торопец, Ржев и Вязьму (это современные улицы Ленина, Октябрьская, Свободы и К. Маркса).

Однако процветанию города мешали частые пожары. Так, в 1748 году он выгорел полностью. Едва поднялся из руин, как новый пожар в 1762 г. вновь уничтожил большую часть деревянных строений. От последнего пожара город не мог оправиться несколько лет. В огне погиб и бесценный исторический документ - привилегия польского короля, дающая Белому Магдебургское право, т.е. право на самоуправление.

Но не бывает худа без добра - после пожара в городе стали строить каменные здания. В последней четверти XVIII века он вновь приобрел утерянную было значимость в торговле. В нем проживало 3 тысячи человек. Было время, когда нашему городу название давали по пристани. В исторических документах XVIII века он проходит как Бельская переправа.

Однако благодаря возрастающей торговле с Ригой город рос и в 1775 г. стал центром уезда.

В 1780 г. было открыто духовное училище, а спустя восемь лет-народное училище или, как в ту пору называли, гражданская школа.

В 1780 г. Белый наравне с другими уездными городами России получил свой герб, связанный с торговой пристанью, - «на зеленом поле два белых мешка с крупитчатою мукою, перевязанные золотыми шнурами, дающие собою знать, что при сей знатной пристани оным продуктом производится великий торг».

В архивах сохранилась газета «Русский инвалид» за 1843 г. В ней случайный проезжий делится своим впечатлением от города, отмечает заметную активизацию жизни бельчан за последние годы, затрагивает и тему пристани. Бельские землевладельцы и купцы, не желая быть просто посредниками в торговле хлебом, пожелали создать в Белом компанию по торговле хлебом и лесом по примеру виноделов Крыма. По своему географическому положению Белый имел выгодные возможности для создания в нем огромных складов для хранения хлеба и леса. Бельские купцы мечтали сами продавать этот товар торговым компаниям во всей Европе, а не отдавать его за бесценок рижским перекупщикам.

Однако осуществлению этих задумок мешало почтовое ведомство. Главный почтовый тракт Москва-Рига был расположен далеко от Белого, что затрудняло связи с партнерами, мешало их оперативности. В уезде существовала только одна почтовая дорога - Белый-Смоленск. Так что все почтовые отправления первоначально попадали в Смоленск, а уже потом отправлялись в пункт назначения. Да и на станциях в Новоселках и Демяхах на этом почтовом тракте имелось всего по четыре лошади. Таким образом, уходило иногда больше месяца, чтобы торговые партнеры могли уладить возникающие между ними проблемы.

И все же популярность нашей пристани в округе была велика.

Ближайшая к нам пристань - Пореченская - была менее популярна у купцов, товарооборот ее был заметно ниже. Объясняется это, в первую очередь, тем, что Белый ближе расположен к Москве и Нижнему Новгороду, куда привозили чугун из Оренбурга и Перми. А металла только в 1857 г. было отгружено в Ригу 150 575 пудов. Во-вторых, из-за изобилия леса и дешевизны рабочей силы в Белом изготовлялись самые дешевые в окрестности струги.

Из года в год пристань увеличивала товарооборот. Так, в 1850 г. с нее в Ригу было отправлено 158 купеческих судов с разным товаром на сумму 1 320 041 рублей серебром.

На сплаве в тот год было задействовано 4100 рабочих. На постройке судов было занято 1294 человека.

Через семь лет число отправляемых судов возросло до 306 да плюс 190 плотов с лесом. Товарооборот составил уже 1943430 рублей серебром.

Лес наш бельский, по замечаниям историков, был неважный, невысокого качества - низкий, мелкий, непригодный поэтому для кораблестроения. Шел он в основном на строительство домов. Сплавлялись преимущественно сосна, дуб, частично ель.

Торговля привлекала в Белый продавцов со всей округи. Надо отметить, что торговля с Ригой была почти вся в руках иногородних купцов и рижских комиссионеров. Процент участия в ней бельского купечества был крайне низок.

В уезде было много лесопромышленников, которые отгружали строевой лес, брусья и балки не только в Ригу, но и в Витебск, Динабург.

Бельская пристань привлекала не только торговцев, но и чернорабочих из отдаленных российских губерний, в том числе из Рязани, многих поволжских губерний. Их заставляла наниматься на суда нужда, так же, как и бельских мещан. К подобному найму побуждала крайняя бедность. Бельские помещики по контракту с купцами поставляли своих крестьян на их суда.

Иногородние купцы, в руках которых была основная торговля с нашей пристани, беспокоились в первую очередь о своей прибыли. Их нисколько не волновало благополучие бельчан. Несмотря на то, что в Белый завозили товары из многих городов - через Ржев, Вязьму, Гжатск - ничего за целый век не было сделано для обустройства удобных дорог до этих городов. Поэтому товары старались завезти в Белый зимой по санному пути, в связи с чем в Белом началось строительство добротных вместительных складов.

Исследователи, побывавшие в нашем городе в конце XVIII - начале XIX века, отмечали расцвет пристани, ее высокий товарооборот. Ежегодно в апреле, во время половодья, с Бельской пристани к Рижскому порту отправлялось от 400 до 700 стругов с хлебом, пенькою, льном и другими товарами. Перечень товаров поражает своим разнообразием.

С Бельской пристани в 1857 г. отправлено 304 струга, 2 шкута, 190 плотов. На них: 1 258 965 пудов зерна, 560 089 - льносемян, 57576 - конопли, 494 798 - муки, 8000 - конопляного и подсолнечного масла, 30141 пуд свечей, 4088- мыла, 35 010 - сала, 1800 - жира, 650 - клея, 9660 - мяса и еще бечева, сталь, чугун, пенька, шерсть, пакля, посуда, пряники, баранки, гусиные перья, табак, крахмал, колбасы, бумага оберточная, веревки, сено, кости и прочий товар.

Расцвет Бельской пристани пришелся на середину XIX века. Однако в конце века было завершено строительство железной дороги, соединившей Москву и Ригу. И хотя доставка груза по ней обходилась купцам намного дороже, чем при сплаве по реке, все же железная дорога имела ряд преимуществ, главное из которых - полная независимость перевозок от погоды и сезона. Ведь отгрузка с Бельской пристани осуществлялась только по талой воде в апреле. А по железной дороге - круглый год. К тому же с помощью узловых станций типа Ржева, Вязьмы можно было регулировать отправку товара в другие регионы России, а не только в Ригу.

Бельские градоначальники и купцы неоднократно обращались в правительство с просьбой о строительстве железнодорожной ветки через Белый. Дважды казалось, что этот вопрос положительно разрешился. Однако оба раза мешала война - русско- японская в 1905-м и Первая мировая в 1914-м, так что в начале XX века наш город практически полностью утратил свой статус города-пристани и превратился в заштатный уездный городок с размеренной жизнью. Лишь лес еще долго сплавляли по реке. Но в семидесятые годы и эта работа была приостановлена.

Время стерло с лица земли следы Бельской пристани. Воспоминания о былой торговой славе нашего города хранятся лишь в исторических документах да в нашей памяти.

                                                                                  Галина МУРАТОВА,

                                                                   заведующая Бельским краеведческим музеем

Погода

Яндекс.Погода

Культурные праздники

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Декабрь 2021